Почему белые не спасли царскую семью?

Статья кандидата исторических наук Кирилла Алексадрова на Правмире, хорошо описывающая обстановку того времени.

Почему белые не спасли царскую семью

КИРИЛЛ АЛЕКСАНДРОВ

В сетевых дискуссиях вокруг убийства царской семьи иногда можно наткнуться на утверждения типа «белые не спасли царя потому, что...». Далее – версии: не захотели, предали, Антанта вмешалась, масоны приказали и т.д. А правда, почему не спасли? И были ли возможности, условия или шансы? Известны ли реальные попытки, включая инициативы неформальных групп? Или все это мифы и домыслы, подогреваемые кино-выдумками типа «Господа офицеры. Спасти императора»? Мы решили задать эти вопросы специалисту. Отвечает известный историк Гражданской и Второй мировой войн, кандидат исторических наук Кирилл Александров.

Почему белые не спасли царскую семью

Могли ли белые спасти Царскую семью

Когда мы задаем вопрос о том, могли ли белые спасти Царскую семью, находившуюся в Екатеринбурге, то необходимо представлять себе реальную обстановку и военно-политическую ситуацию первой половины лета 1918 года.

Белые армии, если понимать под этим названием оперативные объединения сил российской контрреволюции, находились далеко от Екатеринбурга. Добровольческая армия Генерального штаба генерал-лейтенанта А. И. Деникина шла походом с территории Области Войска Донского на Кубань и вела тяжелые бои с превосходящими силами противника, отчаянно защищавшими Северный Кавказ. Донская армия генерал-майора П. Н. Краснова планировала наступательные операции в противоположном направлении — на Царицын, имевший в тот момент огромное значение для ленинского государства.

Небольшая Народная армия Комитета членов Учредительного Собрания (Комуча), чьей главной ударной силой был небольшой отряд под командованием Генерального штаба подполковника В. О. Каппеля, сражавшийся в районе Сызрани, только формировалась путем импровизации. На Западноуральском направлении против красных воевали, в первую очередь, военнослужащие Чехословацкого корпуса, а в Сибири лишь началось создание и развертывание пока еще слабых частей Западно-Сибирской армии полковника (генерал-майора) А. Н. Гришина-Алмазова.

Екатеринбург утром 25 июля 1918 года освободила от большевиков русско-чешская группа Генерального штаба полковника С. Н. Войцеховского. Но ее основу составили 12 чехословацких стрелковых рот (1850 штыков), в то время как пять оренбургских казачьих сотен играли явно вспомогательную роль. При этом соотношение сил на Северо-Урало-Сибирском фронте складывалось в пользу большевиков. Они имели к 10–12 июля более 16 тыс. штыков и сабель, 346 пулеметов, 34 орудия, 6 бронепоездов, бронеавтомобиль и 11 аэропланов. Чехи и русские — 9,5 тыс. штыков и сабель, 31 орудие, 4 бронепоезда и 2 аэроплана.

Солдаты Чехословацкого корпуса рассматривают захваченный вымпел красного отряда. Июнь 1918 года

Даже если теоретически представить, что чехи и оренбуржцы прорвались бы к Екатеринбургу на сутки-двое-трое ранее — это ничего бы не изменило в трагической судьбе Царской семьи. При любой даже символической внешней угрозе для Екатеринбурга на Северо-Урало-Сибирском фронте несовершеннолетний государь Алексей Николаевич, Николай II, их родственники и слуги были бы немедленно уничтожены коммунистами, как это и произошло.

Соответственно, можно рассматривать лишь единственную допустимую возможность освобождения Царской семьи и ее слуг — в результате заговора. Но здесь нужно учитывать, что господа офицеры и прочие контрреволюционеры, в отличие, например, от Б. В. Савинкова, весной 1918 года успешно создававшего Союз защиты Родины и Свободы, не обладали никаким опытом подпольной работы. Кстати, в мае-июне 1918 года отделы Союза Савинкова в Москве и Казани провалились именно потому, что их участники, в основном бывшие чины старой русской армии, нарушили элементарные правила конспирации.

Легко рассуждать о том, что Царскую семью следовало освободить в результате заговора, но на практике любые подобные мероприятия весной-летом 1918 года представлялись в высшей степени сложными: для такой специфической деятельности не хватало ни подготовленных людей, ни денег, ни оружия, ни документов, ни средств связи, ни транспорта, не говоря уже о том, что в случае невероятного успеха затем спасенных следовало ведь где-то скрывать от большевиков и сочувствовавших им соотечественников.

Кто и с какими соратниками весной 1918 года мог взять на себя подготовку и проведение столь сложной операции, если даже все силы российской контрреволюции в тот момент в совокупности не насчитывали и двух десятков тысяч человек на сто миллионов взрослого населения?..

Первые молитвы об убиенном Государе

В Тобольский период заключения царственных узников, вероятно, это было возможно до Октябрьского переворота, тем более Гвардии полковник Е. С. Кобылинский, командовавший особым отрядом охраны, относился к Царской семье сочувственно. Однако бесчисленные монархисты и черносотенцы, бывшие в период империи столь крикливы и демонстративно верноподданны, после Февральской революции все куда-то исчезли и в политическом отношении оказались совершенно бесплодны, не говоря уже о конспирации по спасению Царской семьи. После Октябрьского переворота условия ее содержания резко изменились, а с перевозом царственных узников и их слуг из Тобольска в Екатеринбург весной 1918 года стали гораздо более жесткими.

Весь начальный период гражданской войны — от октября-ноября 1917 года до лета 1918 года — стал этапом импровизации, организации и становления российской контрреволюции. Разрозненные силы белых в совокупности исчислялись тысячами человек, и они вели совершенно неравную борьбу на Юге России. Правда, основатель Белого движения и Добровольческой армии генерал от инфантерии М. В. Алексеев, находившийся на Дону, а затем с армией, скитавшейся в кубанских степях, беспокоился о судьбе Царской семьи. Белые генералы знали, что она находится где-то в Тобольске, более чем за две тысячи верст от Дона и Кубани.

В середине января 1918 года Алексеев командировал в Москву Генерального штаба полковника Д. А. Лебедева. В частности, он должен был установить контакт с монархическим подпольем с задачей добыть средства для организации спасения Царской семьи. Но «подполья», не говоря уже о средствах, Лебедев в советской столице не нашел и в марте он отправился в Сибирь на свой страх и риск, приняв участие в подготовке свержения большевистской власти в мае-июне 1918 года.

Во второй половине июля, когда Дон узнал о расстреле Николая II — о судьбе его семьи еще ничего не сообщалось — ни Атаман Войска Донского, убежденный монархист генерал-майор П. Н. Краснов, ни Донское правительство должным образом никак не отреагировали. Первую панихиду в Вознесенском Войсковом соборе в Новочеркасске по убиенному императору заказал сам Алексеев и члены его семьи, причем заупокойное богослужение совершил не архиерей, а служащий священник.

Алексеев просил о панихиде архиепископа Донского и Новочеркасского Митрофана (Симашкевича), но тот уклонился от выполнения просьбы генерала. «Нет слов, чтобы говорить о том, какое тяжелое чувство было у всех присутствующих, а их было мало, только те, кого предупредил и позвал отец, и кто посчитал своим долгом прийти. У меня в памяти остался полутемный, огромный, почти пустой Войсковой собор и эти, столь тогда необычные заупокойные молитвы об убиенном Государе Императоре», — вспоминала в эмиграции дочь Алексеева, Вера Михайловна.

Им пришлось бы сражаться голыми руками

Извне Царская семья получала от жертвователей какие-то средства, которые тратились, в первую очередь, на продукты и медикаменты. Приносили продукты (яйца, сметану, масло, молоко, овощи) послушницы — или их посредники — Ново-Тихвинского женского монастыря, но значительную часть передач забирала для своего стола охрана. Большевики подвергали узников обыскам и «экспроприировали» деньги под разными предлогами.

Так, например, 30 апреля после переезда в Екатеринбург член исполкома Уральского облсовета и заместитель председателя Уральской облЧК С. Е. Чуцкаев при аресте Свиты Его Величества генерал-майора князя В. А. Долгорукова изъял у него сумму в 79 тыс. рублей, принадлежавшую заключенным и находившуюся у Василия Александровича на хранении. Его посадили в тюрьму «в целях общественной безопасности», а 10 июля расстреляли, бросив труп в лесу. Обвиняли генерала в подготовке побега Царской семьи, но все это было вымыслом палачей.

В Екатеринбурге находились несколько десятков человек, бывших офицеров, включая чинов Гвардии, которые позже рассказывали о своем намерении совершить нападение на Дом особого назначения (Ипатьевский дом) с целью освобождения Царской семьи. Входили в эту группу якобы около сорока человек, а реально, скорее всего, в пределах 15–20 во главе с Гвардии капитаном (в белых войсках Восточного фронта — Генерального штаба полковник) Д. А. Малиновским. Среди них были Гвардии капитан Г. В. Ярцов, Гвардии штабс-капитан Л. К. Гершельман, ротмистр Н. В. Бартенев и другие офицеры. Все они формально числились состоявшими на службе в Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА), как обучавшиеся в Военной академии РККА — бывшей Академии Генерального штаба, эвакуированной весной 1918 года из Петрограда в Екатеринбург.

Фото с сайта железнодорожный.екатеринбург.рф

Часть слушателей, очевидно, искренне симпатизировала белым, считая большевиков узурпаторами, немецкими агентами и даже обычными разбойниками. Но «подпольщики» имели оружие в лучшем случае на 20–25 человек, преимущественно револьверов с небольшим запасом патронов. В случае каких-либо вооруженных акций им пришлось бы сражаться голыми руками. В среду слушателей чекисты внедрили своих осведомителей, за всеми «академиками», включая преподавателей, осуществлялся строгий контроль.

При этом непосредственная охрана дома особого назначения насчитывала 80–85 человек, идейно мотивированных, имевших боевой опыт, вооруженных винтовками, револьверами и ручными бомбами. Огневые средства усиливали четыре пулемета — один из них находился на колокольне Вознесенской церкви и мог вести огонь прямо по дому.

Ипатьевский дом плотно блокировали до 15 постов-караулов, между ними существовала разветвленная система сигнализации и связи, территорию усадьбы (дом, сад, хозяйственные постройки) окружал забор, а затем местные рабочие поспешно возвели и второй — внешний — забор с высокими торчавшими досками, позволявшими узникам видеть из окон лишь верхушки деревьев.

Недалеко размещались дружина областного комитета РКП(б) в несколько сот человек и команда ЧК, кроме того, постоянный гарнизон Екатеринбурга насчитывал до 2 тыс. бойцов, не говоря уже о рабочих, сочувствующих большевистской власти.

Таким образом, у безоружных «подпольщиков» — при их самых искренних намерениях — к сожалению, не было ни одного шанса спасти Царскую семью.

Дом особого назначения (“Дом Ипатьева”) в момент нахождения в нем царской семьи

Любая попытка нападения мгновенно привела бы к убийству всех узников «ипатьевской крепости» — и лишь только сыграла бы на руку коммунистам — а заодно стала бы и героическим самоубийством для самих «подпольщиков».

Чтобы взять Ипатьевский дом внезапным штурмом, требовалось, вероятно, 100–150 хорошо вооруженных и подготовленных боевиков, но откуда они могли взяться?.. Неудивительно, что вся помощь небольшой группы конспираторов Царской семье выразилась в посылке им на Пасху кулича и сахара. Это максимум, что могли сделать контрреволюционеры — и в этом нет их вины.

Поэтому, к сожалению, следует признать, что в тех условиях, которые существовали весной — и в первой половине лета 1918 года, реальные возможности для спасения Царской семьи путем заговора или какой-либо конспирации отсутствовали. Большевистская власть в России укрепилась, основная масса населения была либо запугана насилием и террором, либо еще сочувствовала ленинцам, а силы национального сопротивления выглядели в тот момент слишком слабыми и неорганизованными, чтобы решить такую благородную задачу.

(no subject)

Как раз в дни великих торжеств принесения мощей святителя Николая в Москву там случается самый сильный ураган за всю историю наблюдений. Не раньше и не позже. А именно тогда. Не очевидно ли, что это какой-то мистический знак? А именно, что что-то в нас не так.

(no subject)

Для правильного христианского понимания что из себя представляет наша война в Сирии лучше всего посмотреть вот эти кадры бесконечных руин только что взятого сирийской армией восточного Алеппо. Мы видим с какой силой применялась артиллерия по жилым кварталам города. Интенсивность разрушений восточного Алеппо превосходит многократно разрушения Донецка. Нет ни одного дома без разрушений и ни одной мечети без попаданий снарядов. Трудно себе представить как к этому относится суннитский мир.

(no subject)

Бывает же... Новый глава Центрального района Петербурга Андрей Драгомирович Хлутков. Какое совпадение! Однажды,  в далеком 1989 году я, как прилежный ученик 213-й английской школы, был выбран в числе всего семи учеников в одну из первых поездок советских школьников в США. Нас было 7 учеников и 8 учителей. Но с нами ехал сопровождающий, работник КГБ, который контролировал нас и выговаривал, если мы себя недостаточно хорошо вели. Звали сопровождающего очень просто: Хлутков Андрей Драгомирович, ни с кем не перепутаешь. Очень хорошо запоминается. Был он еще молодой, с усами. Иногда мы над ним подшучивали, говорили, что он чекист и вызовет нас на допрос на Литейный. Но вел он себя немного строго, но не слишком. Хотя и прорабатывал нас, когда мы говорили что-то лишнее американским журналистам. Во время поездки планировалось посещение Белого Дома и встреча с президентом США. Белый Дом мы посетили, но президент Джордж Буш-старший отменил нашу встречу, поскольку появилась неотложная необходимость проконсультироваться с советниками по палестинским делам. Поэтому мы ограничились только встречей с пресс-секретарем Белого Дома. И Андрей Драгомирович тоже был с нами. После той поездки я никогда с ним не виделся. И вдруг сегодня я увидел фамилию, имя и отчество нового главы Центрального района Петербурга. Это именно он. Ну а я теперь скромный священник Русской Православной Церкви, наказанный за выступление против войны с Украиной.

(no subject)

Поздравляю всех с днем святых Царственных мучеников!
Многие заметили, что в последние недели президент России старается быть ближе к Церкви, чем раньше. Вначале поездка на Афон, потом на Валаам, где он причастился на виду у всех. Мне кажется, что к нему приходит понимание, как нас всех, и нашу страну, и его в том числе, наказывает Господь. Долгое время нам говорили с экранов, что это все лишь происки врагов России. Но это не происки врагов, а именно наказание господне. Понимание этого будет приходить постепенно. Это наказание божье за войну против Украины, за всю ненависть с телеэкранов, за всю пропаганду войны и вражды, за угрозы ядерным оружием на весь мир, за силовой захват чужого, за брошенных в тюрьмы противников войны, за оправдание сталинизма. А еще наказывает Господь за молчание на наших амвонах, за согласие и соучастие. Наказание божье будет постепенно нарастать, пока мы все не осознаем нашу вину. На всенощной службе в Троице-Сергиевой Пустыни мое обычное место — у жертвенника главного храма. И прямо с этого места открывается вид на отдельный дом президента России у Константиновского дворца. Много раз президент приезжал в свою резиденцию, много раз слышал колокольный звон монастыря... но пока ни разу еще не заезжал в монастырь. И такое же положение в других резиденциях президента России. Близлежащие к ним храмы тоже не посещаются нашим первым лицом. При этом президент Украины часто бывает на службах и всем показывает свою религиозность. А у нас, кичащихся своей праведностью, по-прежнему Ленин у Кремля, коммунистические монументы и названия повсюду и даже поселки с нетронутым названием "Безбожник". Нам дано было очень много времени и очень много возможностей. Приходит время дать отчет.

(no subject)

Исполнилось два года, как я нахожусь на исправлении в монастыре. И, видимо, буду находиться еще долго. Сторонники войны против Украины требовали большего наказания мне. Ярость их порой была запредельна, как и жажда кровавых битв против братского православного народа. Сейчас многие из былых гонителей уже помирились со мной. А другим, непримирившимся, пусть недостаточность моего наказания восполнит хотя бы его длительность. Пусть они утолятся хотя бы этим. Свое исправление я прохожу в монастыре в точности как мне предписано без всяких пропусков, без болезней и выходных, без всякого корыстного соблазна. Ни разу за эти два года не слышал я ни разу звона ни единой монеты из стран далеких, в чем меня так сильно и напрасно подозревали. Поверьте, дорогие, я "жил на своем иждивении" (Деян. 28, 30). Пусть и это хоть как-то умиротворит гневливых, среди которых есть и носящие мечи, и властители, дворяне с придворными, философы, хмельных дел мастера, домохозяйки и отдельные служители алтаря. Надеюсь, что и с ними примирение не за дальними горами. Но вот в чем нет никакого сомнения, это в том, что Господь нас еще продолжит наказывать за нашу войну против Украины, за ненависть и нераскаянность ярко алого цвета. И мы это наказание божье мы будем нести все вместе. Дай Бог всем поскорее это понять.

Погибшие в Великой Отечественной. Кто они были и сколько их было?

Иерей Николай Савченко

Основные выводы из исследования о потерях Великой Отечественной.

Исследование было опубликовано Институтом Демографии и народонаселения.

http://www.demoscope.ru/weekly/2013/0559/tema01.php

С 22 июня 1941 года по 1 января 1946 года в границах СССР 1959 года списочная численность мужчин Советского Союза в возрастах 1889-1928 годов, соответствующих возрастам военного призыва, сократилась на 19,93 млн. Эта величина получается в том случае, если к данным переписи 1959 года добавлять численность всех умерших после войны с начала 1946 года, а также если из данных переписи 1939 года и приближенных данных о населении новоприсоединенных к СССР территорий вычесть всех умерших в 1939-м, 1940-м и в первом полугодии 1941 года. За время войны из этой цифры в 19,93 млн. нормальная мирная смертность мужчин указанных возрастов на уровне 1940 года составила бы 3,09 млн. Сверхнормативная списочная убыль мужчин указанных возрастов составила около 16,84 млн. Можно ли эти данные как-то совместить с официальной цифрой потерь вооруженных сил в 8,67 млн.? Ведь списочная убыль мужчин призывных возрастов оказывается без млого в 2 раза больше официальных данных потерь вооруженных сил! Неужели с 1941 по 1945 год была какая-то еще загадочная причина убыли мужчин, чтобы от этой неизвестной причины ушло столько же мужчин призывных возрастов, сколько погибло на фронте по данным Генштаба? Конечно же нет. Просто демографические данные совершенно не сходятся с официальными цифрами потерь военнослужащих. Какое-то из этих двух противоречащих друг другу значений надо менять. До сих пор старались замолчать демографические данные вольно или невольно. Но теперь уже это делать невозможно. Пришло время корректировать официальную цифру потерь вооруженных сил. Другого выхода просто нет.

Нельзя не упомянуть, что демографические данные по Германии, Венгрии, Румынии и Финляндии находятся в полном соответствии с официальными данными о потерях их вооруженных сил. Так, на 1950 год в ФРГ и ГДР мужчин в возрастах 1889-1928 годах рождения было меньше на 4,63 млн., чем женщин. И мы знаем, что официально вооруженные силы Германии потеряли убитыми и умершими около 5,3 млн., причем около 4 млн. из них на советско-германском фронте. В Венгрии по переписи 1949 года мужчин в возрастах 1889-1928 годов рождения было меньше, чем женщин на 255 тыс. В Финляндии на 1959 год – на 155 тыс.

Баланс мужского населения военных призывных возрастов оставляет очень мало места для сомнений. На январь 1939 года в момент переписи населения СССР в будущих границах 1959 года проживало примерно 58,93 млн. мужчин 1889-1928 годов рождения. На 22 июня 1941 года их было уже 57,16 млн. За два с половиной года до войны умерло и погибло 1,77 млн. На самом деле последняя цифра уже сама по себе очень велика, поскольку она показывает смертность мужчин военных призывных возрастов в СССР до войны примерно в два раза выше, чем в Европе, если сравнивать с демографическими данными по разным странам Восточной Европы. То есть мирная смертность уже оказывается совсем не мирной. Однако приходится считать высокую довоенную смертность мирной и нормальной и измерять превышение военной смертности от этого, неестественно высокого значения. В противном случае военные потери окажутся еще более высокими.

На 1 января 1946 года мужчин военных призывных возрастов оставалось уже только 37,23 млн. (стало меньше на 19,93 млн.), а на 1 января 1959 года по переписи населения их стало уже 32,86 млн. То есть при мирной послевоенной жизни мужчин военных призывных возрастов убыло за 13 лет с 1946 по 1959 год 4,37 млн., то есть в 4,6 раза меньше, чем за время войны (19,93 млн.). И это при том, что военные призывные возраста за период с 1946 по 1959 год становились старше, многие уходили на пенсию, вероятность умереть у них увеличивалась с каждым годом. Но убыль этих возрастов была уже несравнимо меньше после войны при мирной жизни. Все, кто не погиб массово на полях сражений, теперь жили долго. Но может быть послевоенную смертность мужчин можно подвергнуть сомнениям? Нет, и это не получится. Послевоенная смертность мужского населения в СССР и так оказывается значительно большей, чем в европейских странах. 12,6% всех мужчин военных призывных возрастов умерших за 13 лет после войны – это и так весьма много по сравнению с соседними странами Восточной Европы. Если подвергнуть сомнению имеющуюся послевоенную смертность мужчин и увеличить ее, то тогда она станет совершенно вызывающе-несравнимой с данными соседних стран. И все равно потери останутся огромными.

Для понимания картины потерь мужского населения в Великую Отечественную важно учитывать и географическое, региональное их распределение. И весьма важно отметить, что наибольшее сокращение численности мужчин военных призывных возрастов – это даже не бывшие оккупированные области, а советские тыловые. Так, например, из семи областей или автономных республик, где между переписями 1939 и 1959 годами произошло наиболее сильное уменьшение списочной численности мужчин призывных военных возрастов, шесть – области тыловые и лишь одна – бывшая оккупированная (Смоленская). При этом в Смоленской области уменьшение численности мужчин было примерно такое же в относительном измерении, как в тыловой Ивановской. В бывших оккупированных Новгородской и Брянской областях мужчин оказалось даже больше относительно общей численности населения, чем в никогда не бывших в оккупации Костромской и Кировской. А в целом бывшие оккупированные области и автономные республики потеряли мужчин примерно столько же в относительном измерении, сколько тыловые. Казалось бы, здесь можно было бы предположить, что после войны произошел сильный миграционный переток населения, который мог значительно исказить картину учета. Однако при более серьезном исследовании оказывается, что это не так. Доказательством этого являются области или автономные республики, где большую долю населения занимали национальности, проживавшие только в тылу. Например, по переписи 1959 года в возрастах 1889-1928 годов на 1000 женщин приходилось в Марийской АССР мужчин только 501 человек, в Чувашской – 517, в Удмуртской – 531, в Мордовской – 521, в Татарской – 555, в Башкирской – 589, зато в Туве, которая вошла в состав СССР в 1944 году, – 906. Разница красноречивая. При этом уроженцы упомянутых автономных республик не мигрировали после войны на бывшие оккупированные территории в каком-то заметном количестве. По переписи 1939 года представителей мордвы проживало на Украине 12041 человек, а на 1959 год даже еще меньше – 11397. Марийцев на Украине в 1939 году проживало 2835, а в 1959 году тоже меньше прежнего – 2214. Татар не крымских в 1939 году – 55446, а в 1959 году чуть больше – 61334. Похожая картина и по удмуртам, чувашам, коми, народностям Кавказа. Точно также и в Белоруссии и других республиках, бывших в оккупации, мы не видим сколько-нибудь заметного притока национальных меньшинств из России или других республик по данным переписи населения. После войны мы не видим никакого мало-мальски заметного переселения узбеков и таджиков на европейскую часть СССР. Таким образом исчезновение мужчин в тыловых национальных ресубликах – это не итог миграции. Мужчины из автономных республик просто погибли массово во время войны или умерли от ран и болезней. Вот почему их осталось так мало. С ними же рядом гибли и русские, и украинцы, и жители других республик.

Списочная численность мужчин Советского Союза с 22 июня 1941 года по 1 января 1946 года уменьшилась на 19,93 млн. За вычетом нормальной мирной смертности остается 16,84 млн. Это и есть потери войны. Однако из этой цифры примерно 520 тыс. мужчин военных призывных возрастов – это отрицательное сальдо миграции за границу. Примерно на такое число больше мужчин этих возрастов покинуло СССР, чем вернулось в СССР из ранее живших за границей. В числе первых – оставшиеся за границей остарбайтеры или военнопленные, а также немцы, уехавшие на свою историческую родину, поляки, уехавшие в Польшу, словаки, молдаване-румыны, финны и карелы, переселившиеся к своим родным на родину. В числе вторых армяне, русские эмигранты и жители Китая и Манчжурии, переселившиеся в СССР из заграницы. За вычетом этих 520 тыс. оставшиеся 16,32 млн. с большой долей вероятности представляют собой сверхнормативно умерших и погибших. А всего погибло и умерло мужчин военных призывных возрастов за время войны – около 19,41 млн. с учетом 3,09 млн. нормальной мирной смертности. При этом надо понимать, что из 3,09 млн. нормальной мирной смертности мужчин 1889-1928 годов какая-то часть тоже могла умереть, будучи в списках вооруженных сил, ведь значительное большинство мужского населения было призвано. С другой стороны какая-то часть мужчин погибла и умерла преждевременно, не будучи при этом в списках вооруженных сил (например евреи на оккупированных территориях, жители блокадного Ленинграда, умершие от тяжелых условий заключенные, эвакуированные или депортированные). Так, например, среди проживавшего на оккупированных территориях еврейского населения около 900 тыс. относилось к мужчинам военных призывных возрастов. И из них значительная часть не успела призваться в Красную армию. Однако все равно из цифры 16,32 млн. преждевременно погибших и умерших мужчин подавляющее большинство были в составе вооруженных сил.

Для понимания масштабов и картины жертв Великой Отечественной следует знать и характер потерь женского населения. Списочная численность женщин в тех же возрастах 1889-1928 годов уменьшилась за время войны на 6,58 млн., при этом нормальная мирная смертность составила бы за этот же период 2,21 млн. Таким образом женщин сверхнормативно стало меньше на 4,37 млн. Тем самым убыль мужчин военных призывных возрастов оказалась в 3,85 раз больше, чем убыль женщин тех же ворзастов. Или на каждую погибшую женщину почти 4 погибших мужчины. Или на 12,47 млн. больше мужчин, чем женщин только в указанных возрастах. Вот почему после войны так мало было женихов и мужей даже на бывших оккупированных территориях. А на советских тыловых территоиях разница была еще больше, хотя и не намного.

Говоря о цифре 4,37 млн. сверхнормативной убыли женщин, надо помнить, что на оккупированной территории СССР было целенаправленно уничтожено фашистами около 2,8 млн. евреев и около 30 тыс цыган. Примерно 980 тыс. из них были женщины 1889-1928 годов, исходя из средней доли женщин этих возрастных групп во всем населении по данным переписи Украины и Белоруссии 1939 года. За вычетом жертв целенаправленного геноцида евреев остальных женщин нееврейского происхождения убыло по всему СССР 3,39 млн. Однако среди них около 540 тыс. женщин этих возрастов представляют собой отрицательное сальдо миграции через границы СССР. И в основном – в западном направлении (оставшиеся за границей остарбайтеры, выехавшие в Польшу по обмену, выехавшие в Германию немки). Таким образом за вычетом жертв еврейского геноцида остальных погибших и преждевременно умерших женщин указанных возрастов было примерно 2,85 млн. Отдельный учет бывших оккупированных и тыловых территорий СССР позволяет увидеть, что на тыловых землях умерло преждевременно около 1,39 млн. женщин. Из них примерно 270 тыс. женщин – в блокадном Ленинграде. На оккупированных – около 1,63 млн. женщин вдобавок к уже упомянутым 980 тыс. женщин еврейской национальности. Надо также понимать, что погибшие и умершие на бывших оккупированных территориях включают далеко не только преднамеренно убитых, но и погибших от артобстрелов, болезней и вообще от ухудшения условий жизни всего населения. А его на землях, когда либо подпадавших под оккупацию, до войны проживало 84,5 млн. человек.

Наименее подвержены миграции во время и после войны были люди старшего поколения. Если рассматривать списочную убыль лиц в поколениях старше 1889 года рождения обоих полов, то можно увидеть следующие особенности. На 1 января 1939 года лиц обоего пола старше 1889 года рождения проживало в СССР в границах 1959 года 24,67 млн. На 22 июня 1941 года их проживало в СССР уже 22,01 млн. человек. При этом смертность лиц старшего поколения в довоенном СССР была почти на уровне большинства стран Восточной Европы. Это в отличие от мужчин, смертность которых в довоенном СССР была гораздо выше восточноевропейских показателей. На 1 января 1946 года лиц старших поколений числилось уже 15,59 млн. Общая убыль населения старших возрастов составила за время войны 6,42 млн., из которых 4,28 млн. – это нормальная мирная смертность за время войны и 2,14 млн. – сверхнормативная смертность. Последняя цифра и есть почти полностью жертвы войны среди старших возрастов, поскольку миграционная составляющая в убыли лиц старшего поколения очень мала. При этом примечательным оказывается такой факт, на первый взгляд противоречущий существующему в настоящее время образу, что сверхнормативная убыль лиц старшего поколения оказывается сравнимой в тылу и на оккупированных территориях. Так, например на оккупированных территориях между переписями 1939 и 1959 годов убыло 66,9% жителей старше 1889 года рождения, а на тыловых советских – 68,2%. А за время войны из 2,14 млн. погибших и умерших сверх мирной нормальной смертности лиц старшего поколения большинство приходится именно на тыловые территории (1,41 млн) по сравнению с оккупиованными (690 тыс.). Скорее всего на продолжительность жизни в тылу отрицательно повлияло ухудшение медицинского и лекарственного обеспечения. Из жертв старших возрастов было примерно 340 тыс. жертв геноцида евреев и около 100 тыс. -- блокадного Ленинграда.

Если говорить о детях 1929-1938 годов рождения, то их на 22 июня 1941 года проживало в границах 1959 года 43,07 млн., а на 1 января 1946 года числилось примерно 39,63 млн. Общая списочная убыль указанных детских возрастов составила за время войны 3,44 млн., при этом нормальная мирная смертность на уровне 1940 года должна была составить 1,66 млн. и сверхнормативная убыль – 1,77 млн. Мирная смертность детей в СССР на 1940 год была примерно в 2 раза выше, чем в странах Восточной Европе, если сравнивать с несколькими соседними странами по официальным данным переписи населения. Миграция также оказала некоторое влияние на послевоенную списочную численность этих возрастов. Миграционное сальдо в этих детских поколениях составило около 220 тыс. и оно было отрицательным. Главным образом это оставшиеся за границей самые младшие возраста остарбайтеров, а также выехавшие немцы и поляки. За их вычетом численность погибших и умерших преждевременно детей 1929-1938 годов составляет около 1,55 млн. Однако из них примерно 570 тыс. детских жизней должны были составить жертвы геноцида евреев. Таким образом на жертвы детей других национальностей в возрастах 1929-1938 годов приходится около 980 тыс. И среди них почти 200 тыс. – жертвы детей блокадного Ленинграда. Среди оставшихся 780 тыс. некоторая часть приходится на преждевременно умерших в эвакуации или во время депортций из-за тяжелых условий существования. Но большая часть из них приходится на оккупированные земли. Хотя на данные переписи населения СССР в детских возастах наложила достаточно сильный отпечаток массовая эвакуацияя детей на восток.

Кроме ранее уже упомянутых групп населения отдельно принято оценивать как жертвы детей рождения с января 1939 по 22 июня 1941 года (родившихся после проведения второй всесоюзной переписи населения), так и жертвы детей, родившихся и преждевременно умерших и погибших уже во время войны. Количество погибших и преждевременно умерших на всей территории СССР детей 1939 – первой половины 1941 года оценивается примерно в 500 тыс., а детей, родившихся после начала войны, – около 1,3 млн. При этом региональное распределение этих жертв должно в целом соответствовать региональному распределению жертв детей 1929-1938 годов.

Если обобщить оценки потерь народонаселения Великой Отечественной, сделаные демографическими методами, то оказывается, что более двух третей погибших и умерших преждевременно граждан СССР находились в момент смерти на территории под советским контролем, причем в подавляющем большинстве – на линии фронта. При этом из всех жертв Великой Отечественной около значительную часть составили мужчины военных призывных возрастов (16,32 млн.). Кроме них 7,39 млн. составили женщины, дети до 1938 года включительно и старики, а также 1,8 млн. жертвы детей младше 1938 года рождения. При этом из мирного населения 45% составили умершие на советской тыловой территории от тяжелых условий жизни и около 55% – на оккупированной. Это и есть настоящая цена войны для нашей страны.

О страже у гроба Господня.

В событии светлого Воскресения Христова есть одна деталь, касающаяся стражи у гроба. А именно чья была стража: римская или иудейская? Церковное предание больше склоняется к тому, что стража был из римлян, однако это не есть окончательное убеждение. Храм ветхозаветный имел свою собственную стражу, следившую за порядком и подчинявшуюся синедриону. Ведь римские язычники не должны были присутствовать близ мест молитв и жертвоприношений, чтобы не осквернять их. Порядок поддерживался своей иудейской стражей. Именно эти иудейские воины взяли Христа в саду Гефсиманском, будучи приведенными туда Иудой. Римские установления позволяли иметь в храме полную иудейскую независимость не только со своими воинами, но и со своей валютой, священными сиклями, оставшимися со времен до завоевания Иудеи Римом или чеканенными по их образцу. То есть Рим поработил только политику Иудеи, оставив в неприкосновенности и ее духовную жизнь и религиозное устроение. И, хотя назначение первосвященников производилось римскими прокураторами (об этом ясно свидетельствует Иосиф Флавий), однако и в этом насилия римского не было. 27-я глава Евангелия от Иоанна говорит о том, что первосвященники и фарисеи пришли к Пилату, чтобы попросить стражу у него. Однако Пилат при этом сказал: "имеете стражу, пойдите, охраняйте как знаете" (Матф. 27, 65). Эти слова больше свидетельствуют в пользу стражи иудейской. Также в пользу этого говорит и то, что гроб Спасителя был запечатан храмовыми печатями, а не римскими "они пошли и поставили у гроба стражу и приложили к камню печать" (Матф. 27, 66). Некоторые высказывают мнение, что греческое слово "ехете" в "имеете стражу" следует понимать, как повеление Пилата "имейте", а не как указание на данность "уже имеете". При этом интересно, что в толковании св. Иоанна Златоуста есть сразу и слова, говорящие в пользу одной версии, и в пользу другой. Так, Златоуст указывает на то, что Пилат не хотел иметь дел с первосвященниками и желал оставить им самим то богоубийственное дело, в которое они его так настойчиво его втянули. Но при этом из слов Златоуста видно, что он все-таки скорее всего считал стражу римской. Блаженный Феофилакт обходит стороной этот вопрос. Есть ряд соображений и в пользу одной версии, и в пользу другой. Но если говорить чисто о логических предположениях, то больше их в пользу того, что стража была иудейской. Можно предположить следующую последовательность событий. Иудеи пришли к Пилату просить его стражу возможно потому, что они не доверяли своим. Но он скорее всего отказал и поставлена была стража иудейская. После Воскресения солдаты прибежали именно к первосвященникам, а не к своим командирам. И получили много денег они для того, чтобы говорить народу, что тело Христа якобы украли ученики, а римские солдаты не могли говорить с народом, ибо не понимали языка. О чем же тогда они могли беспокоиться, что слух об их сне дойдет до правителя? Ведь если они иудеи, то тогда они не должны были быть казненными римским правителем за сон на посту. Но тогда здесь речь не о казни за сон на посту, а о позоре перед правителем и позоре перед римскими солдатами. От этих неприятностей и пытались избавить первосвященники солдат, если они были иудеями. Однако все-таки в церковном предании больше слов, говорящих о страже, как о римской.

Обращение Синода РПЦЗ по поводу проектов документов Всеправославного Собора

Вышло долгожданное обращение Синода РПЦЗ по поводу готовящегося Всеправославного Собора на Крите.

НЬЮ-ЙОРК: 13 апреля 2016 г.

Обращение Архиерейского Синода Русской Зарубежной Церкви к клиру и пастве

http://www.synod.com/synod/2016/20160413_synodposlaniye.html

Сталин и Ярославский на трибуне мавзолея

http://www.beloedelo.ru/researches/article/?629


На демонстрациях в честь 7 ноября и 1 мая рядом с вождем почти всегда стоял руководитель Союза воинствующих безбожников. Очевидно, что он неспроста входил в круг ближайших сталинских соратников.

В сталинском Советском Союзе было два главнейших праздника: 7 ноября и 1 мая. Праздники отмечались демонстрациями и военными парадами, а все высшее руководство партии и страны в эти дни торжественно поднималось на трибуну мавзолея Ленина. Вся страна должна была замирать от величия происходившего. Советские газеты на первых страницах сообщали всему народу имена стоявших на мавзолее. Все они — самые заслуженные революционеры, деятели партии и одновременно самые приближенные к Сталину лица. Они восходили на трибуну, словно на Олимп, чтобы принимать ликования народа. Обычно таких избранных было немного. Очень немного. Но странное дело... Почти всегда в числе стоявших на мавзолее по газетным сообщениям значился Емельян Ярославский, глава Союза воинствующих безбожников. Исключений этому правилу было мало. Почти каждый год в дни 7 ноября и 1 мая председатель безбожников оказывался стоящим в группе главных соратников советского вождя. И конечно же, не без спроса он проникал на трибуну, не по своей воле. Конечно же, его ценили, приближали и приглашали. И очевидно, что ценил его лично сам советский вождь.

Поначалу факт частого присутствия Ярославского на трибуне мавзолея на праздниках может показаться странным. Ведь Емельян Ярославский не был членом Политбюро. А до 1939 года он даже не был членом ЦК. Он был лишь главой Союза воинствующих безбожников. На первый взгляд может показаться, что этого недостаточно для того, чтобы занимать столь почетное место. Ведь безбожники — это казалось бы лишь одна из общественных организаций Советского Союза, хотя и очень представительная. По численности Союз воинствующих безбожников из всех общественных организаций СССР был на четвертом месте и уступал лишь самой партии, комсомолу и профсоюзам. Но председатель ЦК ВЛКСМ до 1938 года Александр Васильевич Косарев не стоял рядом со Сталиным на трибуне мавзолея на праздниках. И председатель ЦК ВЛКСМ с 1938 года Николай Александрович Михайлов тоже не стоял рядом со Сталиным. А глава безбожников стоял. И председатель центрального органа профсоюзов или ВЦСПС Николай Михайлович Шверник появлялся иногда на трибуне, но далеко не всегда. А Ярославский очень часто. Конечно, Ярославский имел и другие должности и заслуги, но в них не стоит искать отгадку. Он был еще заместителем председателя Центральной контрольной комиссии ВКП(б), членом редколлегии «Правды», заведующим кафедрой Высшей партийной школы. Был он и участником восстания в Москве 1905 года, участником Февральской и Октябрьской революций, депутатом дореволюционного 6-го съезда РСДРП. Однако таких же участников событий или имевших подобные и равные этим заслуги было еще много вокруг. Хотя их и расстреливал товарищ Сталин, но их еще оставалось много. Их не приглашали на трибуну мавзолея стоять рядом с «вождем». А главу безбожников приглашали. О чем это говорит? Ответ очевиден. Этот факт достаточно хорошо характеризует Союз воинствующих безбожников и его роль в вертикали власти Советского Союза. А заодно это характеризует и самого Сталина, архитектора этой вертикали.

Факт частого присутствия главы Союза воинствующих безбожников со Сталиным на трибуне мавзолея оказывается очень легко и проверить, и доказать, и даже показать во всех подробностях, что мы и сделаем. Так-как это были самые торжественные моменты жизни Советского Союза, сохранилось большое количество архивных фотодокументов. И если газетные фотографии из-за низкого качества здесь использовать трудно, то снимки Российского государственного архива кинофотодокументов (РГАКФД) дают весьма много подробностей. Посмотрим на некоторые из них. Все кадры даются с архивными ссылками.

Фото 1. Ворошилов, Сталин и глава Союза воинствующих безбожников Емельян Ярославский на трибуне мавзолея во время праздничной демонстрации. 1

На первой фотографии мы видим стоящих рядом на мавзолее Сталина и Ярославского. Архивная аннотация фотодокумента не сообщает точного года и даты съемки. Однако место и обстоятельства события очевидны. За спинами стоящих видна верхняя часть мавзолея. Ярославский на снимке вполне привычно чувствует себя рядом с советским вождем. Они вместе приветствуют народ с трибуны. А проходящие десятки тысяч жителей СССР все понимают. Понимают именно то, что хотел товарищ Сталин. Они видят, что Союз воинствующих безбожников очень близок к самому товарищу Сталину и пользуется его полным покровительством. И вот доказательство этому! Оно на трибуне мавзолея. Это сейчас мы можем слышать мифы разных двоечников про Сталина, что он якобы в душе любил и Православие, и историческую Россию. Якобы очень тайно любил. Но вот здесь товарищ Сталин все и всем вразумительно показывает. Очень заметно и доходчиво, на всю страну.

Фото 2. Сталин, члены Политбюро, Георгий Димитров и глава Союза воинствующих безбожников Ярославский на трибуне мавзолея. 2

Эта фотография также не снабжена архивной временной атрибуцией, хотя на снимке точно 1 мая 1936 года. Эту датировку мы указываем сами из сравнения с другими архивными снимками, где эта дата приводится. На этой фотографии можно увидеть, насколько близок Ярославский к Сталину и членам Политбюро. На трибуне находятся только самые главные сподвижники советского диктатора. Рядом стоит и Георгий Димитров. Его присутствие вполне объяснимо, он глава Коммунистического интернационала. Других избранных рядом нет. Только глава безбожников Ярославский. И это примечательно. И опять проходящие с демонстрацией люди все понимают без сомнений. Роль безбожников велика и их политика полностью под контролем Сталина. Иначе не стоял бы Ярославский рядом. Отметим также, что на этом снимке и Ворошилов, и Ярославский одеты не так, как на первой фотографии. Значит, это уже другой парад, но глава безбожников опять рядышком со Сталиным. И удивляться этому не следует. Это именно правило, но никак не исключение.

Присутствие Ярославского на трибуне мавзолея по праздникам легко просматривается по годам с середины 1920-х. Фотографии 1920-х как правило сделаны издалека с недостаточным оптическим усилением, однако аннотации к фотографиям однозначно указывают присутствие главы безбожников на многих парадах и демонстациях рядом с членами Политбюро. А с конца 1920-х годов снимки уже гораздо более четкие. Посмотрим на некоторые из них за разные годы и кратко прокомментируем их.

Фото 3. Ярославский рядом с высшим руководством СССР на демонстрации 7 ноября 1929 года. 3

Вышеприведенная архивная фотография снабжена четким описанием времени происходящего. Это трибуна перед мавзолеем в день 7 ноября 1929 года. Емельян Ярославский стоит за плечем Калинина. Лицо на снимке недостаточно четкое и вполне можно было бы в этом усомниться, однако архивная аннотация не оставляет сомнений: рядом с Калининым — Ярославский. В центре машет рукой Рыков. И Сталин тоже рядом.

Фото 4. Сталин, члены Политбюро и Ярославский на трибуне на демонстрации 1 мая 1930 года. 4

На этой фотографии трибуна перед мавзолеем во время демонстрации 1 мая 1930 года. Как мы видим, рядом с советским руководством стоят и некоторые посторонние, в частности даже дети, однако Ярославского от Сталина здесь отделяет только Калинин. Глава безбожников в белой рубашке с широким воротником и в пиджаке беседует с Орджоникидзе.

Фото 5. Ярославский на трибуне мавзолея с деятелями партии 1 мая 1931 года. 5

На фотографии вместе со Сталиным на мавзолее не так много деятелей партии. Впавший в немилость Бухарин стоит ниже и как бы в стороне. Зато Ярославский крайний справа сильно и ярко выделяется седи всех. Архивная аннотация снимка четко указывает, что это он. Калинин слегка отвернулся назад, тут же Ворошилов беседует со Сталиным, которого слегка закрывает микрофон. От Ярославского до Сталина здесь расстояние чуть больше вытянутой руки. Он рядом с «вождем». Это тоже следует подчеркнуть.

Фото 6. 1 мая 1932 года. Москва. Мавзолей Ленина. Сталин, Ворошилов, Ярославский. 6

На вышеприведенном снимке нет многочисленных членов Политбюро. Почему так случилось, трудно сказать. Однаком рядом со Сталиным стоят Ворошилов и Ярославский. На площади, видимо, проходит парад, руки Ворошилова и Сталина подняты весьма официально. Отметим и в этом случае чрезвычайную близость главного безбожника к Сталину.

Фото 7. Глава безбожников Ярославский с трибуны мавзолея приветствует первомайскую демонстрацию 1932 года. 7

История сохранила и отдельную фотографию Ярославского с трибуны мавзолея 1 мая 1932 года. На снимке из архива он стоит прямо перед народом и машет рукой. Его от демонстрантов не закрывает никто. И народ однозначно понимает его значимое положение. Оно неоспоримое.

Фото 8. 1 мая 1928 года. Ленинград. Ярославский рядом с Кировым на трибуне праздничной демонстрации. 8

Глава безбожников не всегда присутствовал на трибуне мавзолея в Москве. У этого правила были и исключения. Так, 1 мая 1928 года Ярославский оказался в Ленинграде. И как мы видим, он на трибуне перед Зимним прямо рядом с первым секретарем Ленинградской парторганизации С.М. Кировым. На снимке Ярославский крайний слева, прямо за спиной и по правую руку от Кирова. Положение главного безбожника здесь тоже говорит о многом. Рядом с Кировым должно стоять несколько заслуженных деятелей партии и революции. Но все они уступили место главе Союза воинствующих безбожников. И это убедительно. Однако вернемся в Москву на главную трибуну.

Фото 9. Ярославский рядом со Сталиным на демонстрации 1 мая 1933 года. 9

Фотосъемка трибуны мавзолея 1 мая 1933 года производилась издалека и не отличалась высоким качеством. Лица руководителей партии и правительства на трибуне не так отчетливо различимы. Однако архивная аннотация кадра нам помогает убедиться в том, что Ярославский здесь стоит даже между Сталиным и Калининым. Это не по рангу близко к «великому вождю». Слишком уж близко. И этот факт тоже примечателен.

Фото 10. Траурное заседание, посвященное 10-летию смерти Ленина. За столом президиума главу безбожников Ярославского отделяет от Сталина лишь два человека. 10

1934 год начался с траура по поводу 10-летия смерти Ленина. Торжественное заседание открылось исполнением Интернационала и фотографированием президиума. Снимок этого заседания остался в Российском архиве кинофотодокументов. Подпись к фотографии перечисляет всех деятелей партии по порядку. После Сталина третьим по счету стоит Ярославский. На снимке он получается крайний справа. Приходится признать, что это весьма приближенное к Сталину положение. Слишком близкое. Однако это дает представление о месте главного безбожника в советской иерархии.

Фото 11. 1 мая 1934 года. На трибуне мавзолея Ленина глава Союза воинствующих безбожников Ярославский среди высшего руководства СССР. 11

На майской демонстрации 1934 года Ярославский тоже на трибуне мавзолея. На фотографии он выглядывает из за спины «всесоюзного старосты» Калинина. Вместе с высшим руководством СССР на трибуне также Георгий Димитров и Анри Барбюс. Французский писатель-коммунист появился и исчез. Он скоро умрет в Москве. А глава безбожников здесь среди приглашенных постоянно.

Фото 12, 13 и 14. Демонстрация 7 ноября 1934 года. На трибуне мавзолея Ярославский стоит прямо за Сталиным. 12, 13, 14

На всех трех вышеприведенных фотографиях Ярославский тоже присутствует на трибуне и занимает место прямо за Сталиным. Не случайно он занял это место, не проходил мимо во время экспозиции кадра. На всех трех снимках с разных ракурсов он в одном положении: за «вождем». И это положение он видимо воспринимает как должное. И это точно не самоволие.

Фото 15 и 16. Первомай 1935 года. Глава Союза воинствующих безбожников Ярославский стоит за Калининым. 15, 16

На первомайской демонстрации 1935 года фотографии запечатлели Ярослаского, стоящего прямо за Калининым. Сталин на этом снимке стоит несколько поодаль, однако заметим, что Сталин здесь просто отошел немного в сторону, чтобы дать место у микрофона другим выступающим. А в самый торжественный момент Сталин стоял прямо у микрофона. И в этот момент рядом был Калинин. А слева сзади от Сталина стоял Ярославский. Как говорится, ближе не бывает.

Фото 17 и 18. 1 мая 1936 года. Трибуна мавзолея. Сталин, члены Политбюро, Георгий Димитров и глава безбожников Ярославский приветствуют участников демонстрации. 17, 18

Данные архивные кадры также имеют временную привязку. На них мы опять отчетливо видим Ярославского среди высших руководителей СССР.

Фото 19. Парад физкультурников 1936 года. На трибуне мавзолея спортсменов приветствует Сталин, руководители партии и в их числе глава безбожников Ярославский. 19

Ярославский поднимался на трибуну не только на самые главные коммунистические праздники: 7 ноября и 1 мая. Когда на Красной площади проходили парады физкультурников, он тоже был седи принимающих. Архивное описание вышеприведенного снимка упоминает товарища Ярославского рядом с товарищем Хрущевым. И действительно, первый выглядывает из за плеча второго. Ярославский в этом случае занимает более скромное положение. Однако тем не менее он и здесь на трибуне среди высшего партактива.

Фото 20. 7 ноября 1938 года. Ярославский на трибуне мавзолея. 20

В эпоху Большого террора главный безбожник по-прежнему среди высших партийных лидеров. Снимок трибуны 7 ноября 1938 года из архива прямо указывает, что голова в шляпе — это его голова. Очень многие головы партийцев уже летят с плеч. А с ним все хорошо. Скоро будет остранен от руководства НКВД и затем расстрелян Николай Иванович Ежов, по совместительству непосредственный начальник Емельяна Михайловича по Комиссии партийного контроля. А сам Емельян Михайлович не пострадает. Он так и останется в ближайшем кругу Сталина до самой смерти.

Фото 21. 7 ноября 1941 года. Члены Политбюро принимают военный парад. Ярославский стоит в их числе крайний слева.

Грянула война и 7 ноября 1941 года на Красной площади Сталин принимал торжественный парад. Об этом знает вся Россия. В этот день товарищ Ярославский тоже стоял на трибуне и был среди принимающих парад. Только он был вместе с Калининым и другими партийными деятелями не в Москве, а в Куйбышеве, в эвакуации. Там тоже проходил парад и Ярославский опять на своем месте на трибуне с членами Политбюро, хотя, надо признать, здесь он несколько скромно стоит в сторонке. 21

Фото 22 и 23. 29 октября 1943 года. Торжественное заседание, посвященное 25-летию Комсомола. Ярославский сидит в президиуме за Берией. 22, 23

Проходит еще время, товарищ Сталин под сильным давлением наших союзников разрешает интронизацию Святейшего Патриарха Московского Сергия (Страгородского). Стоявшая на пороге полного уничтожения наша Русская Православная Церковь Московского Патриархата получает некоторую временную передышку. Казалось бы, Ярославский должен сейчас отойти в сторонку. Сейчас уже несвоевременно главному безбожнику быть среди высших пртийных лидеров. И даже, если он сам не понимает этого, то мог бы товарищ Сталин и намекнуть на это. Однако мы видим два кадра с торжественного заседания, посвященного 25-летию Комсомола. Собрание прошло 29 октября 1943 года. Уже больше месяца, как прошла интронизация патриарха. И всего чуть больше месяца осталось до смерти Ярославского. Он уже неизлечимо болен. Однако он опять в президиуме собрания и сидит позади Берии. Его указывают аннотации обоих архивных снимков. Сталина на собрании нет и старший здесь Калинин. А Ярославский сидит так близко к Калинину, что может дотянуться до него своей рукой. Хотя он и во втором ряду. Как мы видим, глава безбожников опять на своем привычном месте. Он среди самого высшего руководства.

Фото 24 и 25. 15-й съезд ВКП(б). В зале Ярославский сидит рядом со Сталиным. 24,25

Емельян Михайлович оказывался рядом со Сталиным далеко не только на трибуне мавзолея. Два снимка, сделанные на заседании 15-го съезда ВКП(б) запечатлели их сидящих рядом. По какой-то причине они сидят не в президиуме, а в зале. Почему это так, сказать сейчас уже невозможно. Но они рядом. И оба снимка четко указывают место происходящего. Хотя, если быть предельно точным, существует еще третий снимок этого заседания, но на нем указывается, что он сделан на 15-й партконференции ВКП(б), а не на 15-м съезде. Налицо некоторые сомнения. Но это уже не столь важно. Важнее то, что глава безбожников сидит не с кем-то еще, но именно с товарищем Сталиным. Сталин мог бы посадить с собой кого угодно, но он решил пригласить именно главного безбожника.

Фото 26. Президиум 16-го съезда ВКП(б). Глава безбожников Ярославский в числе членов президиума. 26

Архивный снимок президиума 16-го съезда партии весьма нечеткий. Разобрать на нем лица партийных лидеров почти невозможно. Поэтому приведем здесь дословно архивную аннотацию фотографии. «И. В. Сталин, А. А. Андреев, К. Е. Ворошилов, В. М. Молотов, М. И. Калинин, Л. М. Каганович, Г. К. Орджоникидзе, Е. М. Ярославский, Г. И. Петровский, А. И. Микоян, А. С. Енукидзе, В. Я.Чубарь и др. в президиуме 16 съезда ВКП(б) в Большом театре во время открытия съезда». И мы видим, что глава безбожников опять среди первых лиц государства.

Фото 27. 18-й съезд ВКП(б). Сталин и члены Политбюро с делегатами. Глава безбожников Ярославский третий справа в первом ряду.27

Положение Емельяна Михайловича в руководстве партии можно увидеть и на фотографии делегатов 18-го съезда. В первом ряду расположились члены Политбюро и другие высшие партийные лидеры. И Ярославский, как мы видим, тоже сидит в первом ряду, третий справа.

Приведенные кадры — далеко не все, где можно увидеть главу безбожников среди высших партийных лидеров. Существует достаточно большое количество кадров самых торжественных эпизодов с участием советского партийного руководства. И на многих из них присутствует глава безбожников. То он идет рядом со Сталиным или Калининым, то несет гроб очередного партийного лидера, то кадр выхватывает его в президиуме или на трибуне очередного съезда. Фотосвидетельств слишком много, чтобы счесть его близость к Сталину как раз правилом, но никак не стечением случайных обстоятельств. И это позволяет сделать некоторые выводы. На вопрос по какой причине Ярославский оказывается так часто рядом с советским лидером, видимо следует ответить так, что это было несомненное покровительство Союза воинствующих безбожников со стороны лично Сталина и всего партийного руководства. В те годы это было общеизвестным. Такое покровительство редко декларировалось во всеуслышание, однако оно очевидно проявлялось в жизни страны. Одновременно налицо было и некое единодушие Сталина и Ярославского с очевидным разделением ролей. И близость по духу здесь была даже сильнее буквы законов. Дух Сталина и Ярославского один и тот же. Он сближает и объединяет их. Пусть так называемые «православные сталинисты», носящие портреты советского вождя-богоборца, помнят, чей образ они несут незримо рядом со своими сталинскими портретами. Может хотя бы это понимание остановит их на гибельном пути.

Образ главы Союза воинствующих безбожников на трибуне мавзолея позволяет лучше понять и еще одну чрезвычайно важную проблему для нашей страны. Проблему, имеющую духовные корни, но важное историческое звучание. И понимания этой проблемы у нас в обществе пока еще нет. Несмотря на жесточайшие гонения против веры, большинство населения СССР в те годы продолжало оставаться верующими. Верующими были и большинство военнослужащих вооруженных сил Советского Союза. Можно себе представить какой вывод могли делать они, каждый раз видя главного безбожника страны, стоящего рядом с верховным главнокомандующим. На политзанятиях и со страниц изданий безбожников каждый солдат слышит поток оскорблений в адрес религии. На окраинах сел и деревень каждый солдат видит разрушенные или опустошенные храмы. А здесь, на трибуне, главный безбожник, стоящий рядом со Сталиным. А внизу они, чеканящие свой шаг по Красной площади с равнением на главнокомандующего и заодно на председателя безбожников. Словно сам дьявол, призывающий к повиновению, и облекающий это в оболочку защиты Родины и верности присяге. Это противоречие просто не могло не разрушить устои воинской дисциплины и стремление защищать свою Родину. И это острое противоречие никак не могло исчезнуть в жарком июньском воздухе 1941 года. В этом и состояла одна из главных причин, почему летом первого года войны огромные массы наших солдат и офицеров сдавались в плен, почему тысячи танков и артиллерийских орудий бросались без единого выстрела по врагу, почему так много солдат и офицеров добровольно шли под иностранные знамена. Вот почему потери на войне были такими страшными. И это еще предстоит понять нашему обществу. Между гонителем и гонимыми, между палачом и жертвами, между антихристом и Христом нашему народу еще предстоит сделать правильный выбор. Да вразумит Господь нас на этом пути.

Примечания


  1. Российский государственный архив кинофотодокументов (РГАКФД), А-9503-в чб.

  2. РГАКФД. А-9502-в чб.

  3. Там же,. В-55 чб.

  4. Там же, В-225 чб

  5. Там же, А-583-чб

  6. Там же, В-107 чб

  7. Там же, А-3089-а чб

  8. Там же, А-2424-а-чб

  9. Там же, А-528-чб

  10. Там же, А-258-чб

  11. Там же, А-705-чб

  12. Там же, А-8012 чб

  13. Там же, А-9591 чб

  14. Там же, А-218-а-чб

  15. Там же, А-814-чб

  16. Там же, А-177-чб

  17. Там же, В-182-чб

  18. Там же, А-37-чб

  19. Там же, В-1406 чб

  20. Там же, А-8289-чб

  21. Там же А-7063-чб

  22. Там же, А-4818-г-чб

  23. Там же, А-4823-чб

  24. Там же, 3-5622-чб

  25. Там же, В-39-чб.