Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

(no subject)

Союз воинствующих безбожников. Историческое исследование. (часть II)

http://www.beloedelo.ru/researches/article/?558

(см. также: часть I)

Сталин и Ярославский. Совместная работа, встречи и переписка

Исследование деятельности СВБ и его взаимодействия с руководством страны представляет не только научную, но и общественную важность. Ведь почти вся деятельность Союза — это активная пропаганда против религии. А понимать методы, стратегию и тактику такой пропаганды, надо обязательно. Но есть и еще одна причина, почему такое исследование полезно. Последнее время в статьях многих православных авторов стали появляться неточные оценки взаимоотношений руководства СССР и лично Сталина с Союзом воинствующих безбожников. Иногда мы можем прочитать о том, что СВБ был якобы организован троцкистами, а Сталин и руководство страны как будто не имели никакого отношения к деятельности Союза, а затем даже вообще упразднили его. Иногда можно встретить заявления о том, что после закрытия СВБ в СССР при Сталине прекратилась антирелигиозная пропаганда, и наступил расцвет церковной жизни. По этой причине представляется необходимым внести уточнения в этот важный исторический вопрос. Поэтому изучение вопросов взаимодействия Сталина и Ярославского оказывается более важным, чем это кажется на первый взгляд. И тот факт, что их взаимодействие до сих пор не было изучено, обращает на себя внимание.

Первое и самое важное, что мы должны знать о взаимодействии Сталина и Ярославского — это то, что председатель Союза безбожников может быть назван личным историком и редактором Сталина. Ярославский был составителем и автором нескольких сталинских трудов. Так например, самый известный сталинский труд «Краткий курс истории ВКП(б)» редактировался Ярославским. Во время подготовки к публикации этой работы и различных других статей Сталин и Ярославский обменивались комментариями и встречались. Сохранилась переписка между ними, где советский вождь указывает Ярославскому на некоторые акценты готовящейся работы или на необходимость правок. Ниже часть этой переписки будет нами проанализирована, в особенности та, что касалась антирелигиозных вопросов. В недавно вышедшей из печати книги «И. В. Сталин. Историческая идеология в СССР в 1920–1950 годы» приведено некоторое количество писем и отзывов, Сталина и Ярославского. Книга не задавалась целью исследовать вопрос антирелигиозной борьбы, но, по крайней мере, надо подчеркнуть, что Ярославский присутствует в многочисленных документах Сталина, причем в некоторых письмах Сталина прямо утверждается, что «Краткий курс истории ВКП(б)» писал Ярославский. Он же давал отзыв и на последнюю версию текста, когда она была дополнена другими идеологами партии. Из переписки видно насколько близок был глава Союза воинствующих безбожников к советскому лидеру. Сталин и Ярославский были настолько близки, что существовала троцкистская карикатура, где Сталин изображен царским жандармом, а Емельян Михайлович — верным псом у него на привязи. И эта карикатурное изображение не было беспочвенным обвинением. Глава СВБ был яростным антитроцкистом и преданнейшим сталинистом.

Близость Ярославского к Сталину достаточно емко выражает и тот факт, что в 1939 году Ярославский издал книгу «О товарище Сталине». До издания книга много раз обсуждалась партийными идеологами и обозначалась в переписке членов Политбюро, как официальная биография советского вождя. Такой она и стала впоследствии. Право писать биографию Сталина в те годы надо было заработать и Ярославский заработал это.

В исторических публикациях обычно не говорится, что Ярославский был далеко не только председателем Союза воинствующих безбожников. Причем другие должности были даже и повыше, и поближе к Сталину. Просто должность председателя безбожников оказалась самой известной в народе. Первоначально Ярославский был назначен руководителем Антирелигиозной комиссии ЦК партии. Тогда Емельян Михайлович сам еще не входил в ЦК. Решение о назначении Ярославского руководить комиссией ЦК, было принято на Политбюро с участием Сталина. Тогда это была главная должность Емельяна Михайловича. Союз безбожников тогда еще не существовал вообще. Он был образован позже, в 1925 году, на первом съезде читателей журнала «Безбожник». Съезд принял решение о создании всесоюзной общественной организации. Союз безбожников быстро стал формально независимой общественной организацией. Однако на деле он находился под полным контролем Политбюро. Поначалу он представлял собой инструмент Антирелигиозной комиссии ЦК. Также поначалу антирелигиозными вопросами занималось и Оргбюро ЦК. Но позже Антирелигиозная комиссия ЦК прекратила свою деятельность, передав все свои дела Союзу, ставшему главной и даже единственной профильной организацией по борьбе с религией. Сам же Ярославский всегда считался куратором антирелигиозной борьбы, при этом не замыкаясь только на пропаганде безбожия. Вначале как глава Антирелигиозной комиссии ЦК, а затем как председатель СВБ Емельян Михайлович должен был отчитываться о ходе антирелигиозной работы. Он отчитывался перед Политбюро и лично перед Сталиным многократно. Партийные документы тех лет свидетельствуют об имеющихся письменных и устных докладах Ярославского о практике антирелигиозной борьбы. Сталин даже называл темы борьбы против религии «вопросами Ярославского».

Сталин настолько доверял Емельяну Михайловичу, что у последнего была еще одна важная область деятельности. Он активно работал в президиуме Комиссии партийного контроля (КПК) при ЦК ВКП(б), где отвечал за партийную дисциплину. А в 1934 году он даже стал заместителем председателя комиссии. В разное время она называлась по-разному. Второе ее название — Центральная контрольная комиссия, или ЦКК. Председатель безбожников иногда в речах называл себя «цекакистом» от этого названия. Интересно, что руководителем Ярославского по Комиссии Партийного Контроля был глава НКВД Ежов, совмещавший сразу две должности. Когда в 1938 году Ежов был снят с должностей, а потом расстрелян, то его заместитель Ярославский не пострадал. Если бы Сталин не доверял Емельяну Михайловичу, то лучшей возможности снять главу Союза воинствующих безбожников и расстрелять его трудно представить. Однако Ярославский не последовал за Ежовым, а наоборот был введен Сталиным в состав ЦК ВКП(б). С 1939 года до самой смерти глава Союза воинствующих безбожников был членом ЦК. Специально или намеренно это повышение было сделано сразу после великого террора против Церкви 1937-38 годов, мы не знаем. Кроме этой высокой должности Ярославский также был членом редколлегии «Правды», причем бессменно в течение примерно 30 лет. Вот как характеризует его деятельность другой многолетний член редколлегии Заславский Д. И.: «Он занимал особое положение в редакционном коллективе. Он не ведал каким-либо отделом в редакции. Он и писал не так часто. Но его присутствие имело для газеты большую важность... Его называли честью и совестью партии».1 В 1939 году он стал академиком Академии наук СССР по специализации истории и заведующим кафедрой в Высшей партийной школе (ВПШ). В 1938 году Ярославский был награжден Орденом Ленина, а в 1943 году — Сталинской премией. И мы имеем все основания предположить, что награждение Ярославского Сталинской премией означает доверие к нему со стороны лично Сталина даже в 1943 году. Хотя при этом следует отметить, что Сталинская премия была дана Ярославскому не столько за антирелигиозную борьбу, сколько за активную пропагандистскую деятельность во время войны.

Перечисленные заслуги Ярославского перед партией и Сталиным дают нам полное право считать, что деятельность председателя безбожников была под контролем Политбюро и Сталина. А иногда высказываемые заявления, что Сталин якобы не знал о борьбе против религии в стране, являются откровенно-ненаучными и ложными.

Роль Сталина в деятельности Союза Воинствующих безбожников видна на любом членском билете этой организации. История донесла до нашего времени много таких билетов. На каждом членском билете СВБ мы можем увидеть следующие антирелигиозные изречения Сталина.

1. И. В.Сталин, «Вопросы ленинизма»:

«Партия не может быть нейтральной в отношении религиозных предрассудков, и она будет вести пропаганду против этих религиозных предрассудков, потому что это есть одно из верных средств подорвать влияние реакционного духовенства, поддерживающего эксплоататорские классы и проповедующего повиновение этим классам».

2. И. В. Сталин, «Беседа с первой американской рабочей организацией»: «Партия не может быть нейтральна в отношении религии и она ведет антирелигиозную пропаганду против всех и всяких религиозных предрассудков, потому что она стоит за науку, а религиозные предрассудки идут против науки, ибо всякая религия есть нечто противоположное науке».2

Кроме цитат Сталина на членском билете были также напечатаны две цитаты Ленина, 13-я глава Программы Партии о борьбе против религии и 124-я статья Конституции СССР, разрешавшая как свободу отправления культов, так и свободу антирелигиозной пропаганды. Разумеется, что свобода проповеди в ответ на свободу атеистической пропаганды даже не декларировалась. Мы лишь напомним, что формулировку статьи 124 Конституции обсуждал сам Сталин на 8-м съезде Советов. Для безбожников 30-х годов «забота товарища Сталина» об их союзе воспринималась, как что-то само собой разумеещееся.

Активная агитация Сталина в пользу безбожников со страниц каждого членского билета СВБ не противоречит тому факту, что сам лично Сталин не был членом организации безбожников. В сталинском архиве сохранилось большое количество членских билетов советского вождя разных парторганизаций или советов. Но членского билета СВБ нет. Кроме того нигде в журналах безбожников об этом не упоминается. Но Сталин вовсе не потому не вступал в СВБ, что как-то сомневался в их идеологии. Просто не было в СССР партийной или советской организации, где бы не ждали Сталина в свои члены. Он же в свою очередь никуда не вступал. И членство в СВБ считали излишним и все остальные члены Политбюро. Считалось, что коммунист — уже безбожник.

Ярославский на заседаниях Политбюро и в кабинете Сталина

Мы уже упоминали, что в последнее время стал широко распространяться миф о том, что Сталин якобы не знал об антирелигиозных мероприятиях в стране. Этот миф утверждает, что храмы были якобы разрушены без всякого ведома Сталина одними лишь троцкистами и председателем безбожников Ярославским. Конечно же, эта ненаучная концепция легко опровергается уже упомянутыми примерами активного взаимодействия председателя безбожников с лидером СССР. Но есть еще ряд прекрасных возможностей доказать документально насколько тесным было взаимодействие Сталина и Ярославского. Для этого достаточно посмотреть протоколы Политбюро на предмет того, кто именно участвовал в каждом заседании этого высшего органа управления партии и фактически всей страны.

Недавно ставшие открытыми общественности архивные фонды советского времени позволяют легко это сделать. Проект РГАСПИ«Документы советской эпохи» предоставляет право свободного электронного доступа к документам заседаний Политбюро. По архивным папкам заседаний Политбюро (РГАСПИ Ф.17 оп.3) легко посчитать в каких заседаниях Политбюро принимал участие Ярославский. Конечно же он никогда не был постоянным членом Политбюро и даже кандидатом в члены. Он привлекался на расширенные заседания Политбюро вначале в качестве председателя Антирелигиозной Комиссии ЦК, члена Центральной контрольной комиссии, члена СВБ и в последнее время в качестве члена ЦК. Сколько же раз участвовал Ярославский в заседаниях Политбюро? Наше исследование показало присутствие Ярославского на 67-ми (шестидесяти семи) заседаниях Политбюро. В Приложении 1 к данной работе ниже приводится список заседаний Политбюро, в которых принимал участие глава СВБ. Однако данный список является полным лишь для 1921–1933 годов. Что же касается заседаний Политбюро 1934–1941 годов, то наше исследование смогло лишь частично охватить этот период. Дело в том, что особенности оформления архивной картотеки по заседаниям Политбюро таково, что для заседаний 1921–1933 годов в архивных карточках указывались все присутствовавшие на заседании. Это приводит к тому, что при просмотре карточек легко выявляется количество заседаний с участием Ярославского. Однако оформление картотеки по заседаниям Политбюро 1933–1941 годов несколько иное. Фамилии участников заседаний Политбюро в них иногда не перечислены. Таким образом, число 67 заседаний Политбюро с участием Ярославского является неполным.

Другой интересный документ, свидетельствующий о довольно тесном взаимодействии руководителя СВБ со Сталиным — это журналы посещений кабинета Сталина. Этот важный источник, активно используемый в научном обороте, сохранил на своих страницах и фамилию Ярославского. После просмотра всех журналов посещений за все годы мы нашли свидетельство посещения Ярославским сталинского кабинета в количестве 27 (двадцати семи) раз. Ниже в Приложении 2 к данной работе приводится список всех посещений сталинского кабинета главой Союза воинствующих безбожников по годам. При этом нельзя не отметить, что большая часть таких посещений была по причине его работы в Центральной контрольной комиссии (ЦКК), позже именовавшейся Комиссией партийного контроля, а не по вопросам деятельности СВБ. Ярославский был заместителем председателя ЦКК. В этой должности Ярославский встретил репрессии 1937–1938 годов, а точнее был одним из организаторов этих репрессий, ведь в задачи ЦКК входило и выявление отклонений от партийной линии. Скорее всего именно по этой причине Емельян Михайлович так часто посещал сталинский кабинет в 1937–1938 годах. И особенно в сентябре 1938 г., когда Большой террор подходил к концу. Однако тот факт, что он контактировал со Сталиным больше как председатель Центральной контрольной комиссии, вовсе не отменяет того, что его деятельность была под контролем Сталина. Если же просматривать протоколы тех заседаний Политбюро, на которых принимал участие Ярославский, то окажется, что на большинстве таких заседаний тема богоборчества не затрагивалась. Этот вопрос вообще считался весьма второстепенным в идеологии партии. Однако были и такие заседания Политбюро, где рассматривались вопросы деятельности СВБ.

Тема атеизма обычно занимала мало места не только на заседаниях Политбюро, но и в материалах партсъездов. В выступлениях докладчиков на съездах партии вопросы атеизма даже упоминались редко. Причина этого вполне очевидна. Все члены партии считали себя атеистами и были убеждены, что религия должна якобы отмереть сама по себе со временем и какие-то специальные мероприятия против религии не обязательны. Даже в выступлениях Ярославского на партийных съездах антирелигиозная тема лишь обозначается. Он неизменно выступал на каждом партийном съезде, причем на некоторых и не по одному разу. Например на 15-м съезде даже 3 раза. Это с одной стороны показывает его большую роль в партии. С другой стороны антирелигиозной теме в его выступлениях на 17-м съезде ВКП(б) уделен всего лишь один абзац, на 18-м — лишь одна фраза, а все остальные слова он говорил, как пропагандист идеологии и заместитель председателя Центральной контрольной комиссии. В следующей пространной цитате из доклада Ярославского на 17-м съезде партии можно увидеть место пропаганды атеизма в повседневных интересах руководства партии и страны того времени. Вот какие слова были сказаны им с трибуны. «Я, товарищи, позволю себе здесь остановиться на одном недобитом враге рабочего класса и трудящихся масс, хотя это не относится к деятельности Центральной контрольной комиссии и органов нашего контроля. Я говорю о религии. Верно, что мы добились в борьбе с религиозной идеологией больших результатов. Здесь победа одержана большая партией, комсомолом и союзом безбожников. Но было бы неправильным успокоиться на том, что с религией мы покончили. Товарищ Сталин предупреждал нас против того телячьего восторга и успокоенности, которые выражаются в том, что «ежели бесклассовое общество, то значит можно ослабить классовую борьбу», что «можно сложить оружие и пойти на боковую спать в ожидании пришествия этого бесклассового общества». А разве в борьбе с религией мы не наблюдаем той же самой успокоенности, того же благодушия, того же телячьего восторга? Разве многие не успокоились на том, что "старое должно самотеком врасти в новое", что теперь борьба с религией уже закончена? Именно поэтому я считаю необходимым сказать здесь, с трибуны XVII съезда, что религия и религиозные организации до сих пор являются тормозом в движении вперед рабочего класса и крестьянства, что они являются прикрытием для отживающих остатков капиталистических элементов, выражением их идеологии. Выкорчевать и преодолеть все пережитки в экономике и сознании людей нельзя без того, чтобы не выкорчевать из сознания людей религиозную идеологию, которая не менее живуча, чем идеология националистическая, и под прикрытием которой работал эти годы целый ряд контрреволюционных организаций. Конечно, основная работа и здесь должна идти по линии, указанной товарищем Сталиным, — по линии усиления идейно-политической работы как в рядах партии, так и среди широких беспартийных масс рабочих и крестьян».3

Из этих слов мы можем увидеть, что глава СВБ с одной стороны сам осознает, что пропаганда атеизма — это не такая уж и важная задача, иначе он не уделил бы этому так мало места в своем докладе, но с другой стороны, он все-таки против пассивности и ожидания в этом вопросе. Он считает нужным призывать к активной пропаганде.

На следующем 18-м съезде в 1939 году глава СВБ уделил в выступлении еще меньше внимания антирелигиозной теме. Лишь одно предложение было посвящено этому: «борьба с пережитками капитализма в сознании трудящихся включает в себя, — как необходимый и неразрывный элемент, — борьбу против религиозных предрассудков, против религиозных пережитков в сознании трудящихся, правильно поставленную антирелигиозную пропаганду»4. Основная же речь его была посвящена прославлению советского вождя. Это была уже эпоха преклонения перед Сталиным и Ярославский был в числе первых. В своей не очень продолжительной речи на съезде Емельян Михайлович умудрился 54 раза упомянуть Сталина в различных склонениях превосходных словесных форм, как это следует из стенограммы.

Переписка Ярославского и Сталина

Интересные подробности взаимоотношений Сталина и Ярославского несет архив Сталина или так называемый фонд 558 в РГАСПИ. Он содержит несколько десятков писем и записок Ярославского Сталину и меньшее количество ответных. Из сравнения общего числа писем с количеством их встреч в кабинете и на заседаниях Политбюро мы можем сделать вывод о том, что их общение имело и устный, и письменный характер, при этом надо понимать, что Сталин не любил писать и вообще писал крайне мало. Большинство писем из переписки Ярославского и Сталина не касаются антирелигиозной тематики, но среди них есть три письма, где эта сфера их взаимных интересов озвучена с большей или меньшей подробностью. Первое письмо главы Союза Воинствующих Безбожников Емельяна Ярославского Сталину касается упоминания антирелигиозной проблемы в выступлении на 15-м съезде ВКП(б). Приведем его полностью с сохранением орфографии подлинника.

«Т. Сталин,

Как Вы относитесь к тому, чтобы на XV съезде сказать несколько слов в полит. отчете ЦК о необходимости борьбы с ликвидаторскими настроениями в области антирелиг. пропаганды? Союз Безбожников и Антирелиг. комиссия ЦК считает необходимым выдвинуть определенные предложения об антирелиг. проп-де.
Яросл.
13 XI 27».5

На подлиннике письма отчетливо видна виза Сталина от руки: «Следует. И.Ст.» После визы Сталина внизу видна другая виза «В папку к XV съезду». Таким образом, советский вождь явно одобрил мнение главного безбожника, что антирелигиозную пропаганду нельзя сворачивать. При этом надо отметить, что в этом письме Ярославский говорит не о своей речи на съезде, а о сталинской. То есть здесь Ярославский советует Сталину сказать несколько слов в политической отчете ЦК. И Сталин эти слова на съезде сказал. Более того, и это даже в некотором роде забавно, что данную тему Сталин на съезде озвучил, но сам Ярославский ее на 15-м съезде так и не поднял. В стенограммах съезда в его выступлениях (3 выступления) таких слов нет. Не поднял и на 16-м съезде. В стенограммах его выступлений на 16-м съезде (2 выступления) таких слов тоже нет. А сказал об этом Ярославский только на 17-м съезде. Почему так получилось? Поначалу это может казаться странным. Но недоумение, хотя и логичное, все-таки легко разрешается. Дело в том, что 15-й съезд ВКП(б) был настолько горячим в отношении борьбы с троцкистской оппозицией, что глава СВБ видимо упустил этот вопрос из своих речей. Он оказался неважным. Надо только прочитать его острые полемические речи в защиту линии Сталина и против троцкистов на съезде, чтобы понять это. На 16-м съезде шла такая же острая борьба против правой оппозиции. И лишь на 17-м съезде мы видим, что антирелигиозная тема была им внесена в выступление. Поэтому кто знает, может быть и все антирелигиозные мероприятия в СССР задерживались так или иначе по причине борьбы с внутренней оппозицией? А не будь этой оппозиции, может быть искоренение веры пошло бы быстрее...

На 15-м съезде сам Сталин упомянул вопрос пропаганды безбожия в своем отчетном докладе, как просил его Ярославский. Вот какие слова сказал он с трибуны съезда: «У нас имеется еще такой минус, как ослабление антирелигиозной борьбы».6 Больше ничего о пропаганде безбожия Сталин не сказал. Следующее письмо Ярославского Сталину антирелигиозного содержания, относится к 1929 году, ко времени вскоре после 2-го съезда СВБ и в период подготовки к введению нового революционного календаря (пятидневки). Вот как звучало это письмо в сохранении орфографии подлинника.

«19 VIII 1929
Москва
Дорогой т. Сталин.
Может быть, Вы найдете для меня (вернее для дела антирелиг. пропаганды) полчасика и напишите мне, что, по Вашему, надо сделать для улучшения этого дела, какие Вы видите недостатки в работе Союза Безбожников вообще, в частности — в моей работе, как председателя этого Союза. Я редко В. тревожу вопросами, но за последнее время мне казалось, что Вы заинтересовались событиями антирелиг. пропаганды более, чем другие.
С Коммунист. приветом
Е.М.Ярославский».7

Важно подчеркнуть, что Ярославский заметил в Сталине даже больше интереса к антирелигиозной борьбе, чем у других членов Политбюро. Это ценное свидетельство я считаю нужным отметить особо. Таким образом Сталин не сдерживал антирелигиозный пыл «ленинцев», а наоборот сам был главным заинтересованным.

В архиве Сталина в РГАСПИ имеется еще одно письмо главы Союза Воинствующих Безбожников Сталину с упоминанием антирелигиозной темы. Оно написано 23 апреля 1940 года и касается перечня вопросов, которые Ярославский хотел бы поднять на встрече с советским вождем. Это своего рода просьба об аудиенции. Первые два вопроса письма касаются продолжения работ по истории партии, а для нас интересен пункт 3, где говорится:

«3. Вопросы антирелигиозной программы на новом этапе (это имеет отношение к выработке программы ВКП(б))».8 В левом верхнем углу на подлиннике письма видна виза Сталина красным карандашом: «Поговорить с Яросл.»

Отношения Ярославского и Сталина весьма полно и ярко характеризует следующее письмо уже смертельно больного Ярославского Сталину из больницы. Оно написано 9 июля 1943 года, то есть примерно за два месяца до архиерейского собора в Москве и выборов патриарха. Хотя оно не касается антирелигиозной темы, но дает очень хорошую картину личного отношения Ярославского к советскому вождю. Поводом для письма послужила короткая встреча со Сталиным жены Емельяна Михайловича. Вот какие слова пишет глава СВБ советскому вождю. «Товарищ Кирсанова передала мне Ваш привет и пожелания. Я пережил счастливые часы, не так часто выпадающие человеку. Я вспомнил, как наш отец и учитель Ленин в 1919 г., узнав о том, что я заболел возвратным тифом во время командировки в Саратов (тогда Мамонтов прорвался), прислал мне сверток с редкими тогда продуктами и бутылку шампанского с наказом: пить это вино и скорее выздоравливать. Это помогло мне тогда не менее, чем заботы врачей. В эти дни я чувствую такую же отеческую ласку и такую же Вашу товарищескую заботу и это удесятеряет мои силы, желание скорее восстановить здоровье и вернуться к работе».9

Из приведенного письма мы видим, что председатель безбожников любил Сталина самозабвенно. Но в этом письме такая любовь еще не столь ярко выражена. Настоящее же яркое описание любви Ярославского к Сталину мы можем найти в другом письме, хранящемся в архиве Сталина. Это письмо уже вдовы Ярославского Кирсановой советскому вождю о последних днях жизни председателя безбожников. Написано оно уже после смерти главного безбожника. По прошествии упомянутой в прежнем письме встречи Кирсановой со Сталиным она подробно описывает реакцию смертельно больного мужа на заботливые слова советского вождя. И эта бурная реакция похожа на настоящее раболепное поклонение. Хотя цитата достаточно пространна, но она достойна того, чтобы быть приведенной здесь полностью. Вот что пишет Кирсанова Сталину:

«Я не могу не высказать Вам того, что рвется из самых глубин сердца, что освящено слезами, горькою тоскою, скорбью и овеяно беспредельной любовью и благодарностью к Вам.

Благословляю тот день и тот час, когда в дни самые страшные жизни тов. Ярославского Вы вспомнили о нем. Благословенно это светлое благородное движение Вашего большого человеческого сердца.

Незабываемый день! Незабываемый час, когда я услышала Ваш голос! Я путалась в словах в разговоре с Вами, но чувство радости я донесла до друга, мужа, товарища, тогда уже было известно, пораженного страшной болезнью на смерть.

Когда я передала Ваш привет, когда я передала Ваши слова "Мы пошлем тов. Ярославского к морю, к солнцу... отдохнет там, поправится..." какой радостью озарилось его лицо (всего разговора я ведь не могла передать ему). Он протянул мне руки, сжал в них мои, слезы текли из его глаз, капали крупными каплями на подушку, слезы лились и из моих глаз. Мы молчали. Слова были бы грубы и не нужны были слова. И только когда он взглянул на окно на вечернее небо, окрашенное уходящими лучами солнца, он тихо, тихо сказал: «незабываемый день». Я спросила: «Ты думаешь о Сталине?». «Да», — ответил он. «Тебе хорошо?» «Я счастлив», — сказал он. С того дня до самой последней минуты жизни он жил надеждой на встречу с Вами, товарищ Сталин.

Он волновался, радовался, иногда ночью вставал, записывал вопросы для разговора с Вами. Эта надежда светила ему, заставляла забывать про страшную пожирающую его силы болезнь. Спасибо Вам. Спасибо сердечное.

Теперь, пересматривая письма, записи тов. Ярославского, я хочу собрать в единое целое все, что таилось в сердце, в мыслях его, связанного с Вами, чтобы Вы хотя бы после смерти смогли узнать о самом чистом, возвышенном чувстве, которое питал он к Вам, о чувстве искренном и бескорыстном... я соберу все, пусть дети наши знают про эту светлую, чистую любовь отца их к Вам».10

Приведенная пространная цитата дает нам полное право считать, что Сталин имел неограниченное влияние на главу безбожников. Нет сомнения, что любое слово советского диктатора Ярославскому было бы выполнено им беспрекословно. И если бы Сталин сказал хоть слово о необходимости смягчения пропаганды против церкви, то она смягчилась бы немедленно. Но ничего подобного до войны не произошло. Письмо Кирсановой Сталину датировано 17 января 1944 года. После смерти Ярославского прошло около полутора месяцев.

Кроме прямых свидетельств о переписке и встречах Сталина и Ярославского есть также свидетельства и косвенные. Так, например, в 12-м томе полного собрания сочинений Сталина можно прочесть «Письмо к А.М.Горькому». Так как в этом письме есть интересующие нас моменты, приведем краткую выдержку из него. Вот какие слова говорит советский лидер писателю:

«5) Вы совершенно правы, что у нас, в нашей печати, царит большая неразбериха в вопросах антирелигиозной пропаганды. Допускаются иногда сверхъестественные глупости, льющие воду на мельницу врагов. Работы в этой области предстоит уйма. Но я не успел еще переговорить с товарищами-антирелигиозниками насчет Ваших предложений. Я напишу Вам на этот счет в следующий раз».11

Очень важно, что Сталин пишет об антирелигиозной пропаганде и обещает поговорить «с товарищами антирелигиозниками», то есть с главой Воинствующих безбожников Емельяном Ярославским. Примечательно также, что Сталин завершает письмо колоритной фразой «черт меня побери!»

Примечания


  1. Фатеева П. С., Королева В. В. О Емельяне Ярославском. М.: Политиздат, 1988. С. 244.

  2. Копия членского билета Союза воинствующих безбожников. Aşa arăta carnetul de membru al Uniunii Ateiştilor Luptători (document) //https://savatie.wordpress.com/2010/04/20/asa-arata-carnetul-de-membru-al-uniunii-ateistilor-luptatori-document/


  1. XVII съезд ВКП(б) 26 января — 10 февраля 1934 г. Стенографический отчет. Прения по отчетному докладу товарища Рудзутака. Речь товарища Ярославского // http://www.hrono.info/dokum/1934vkpb17/12_4.php

  2. XVIII съезд ВКП(б): Стенографический отчет. М.:Госполитиздат, 1939. С. 135.

  3. Записка Ярославского Сталину // РГАСПИ. Ф.558. Оп.1. Д.4208

  4. XV съезд ВКП(б). Стенографический отчет. М.–Л.: ГИЗ, 1928. С. 66.

  5. Письмо Ярославского Сталину от 19.08.1929 // РГАСПИ. Ф.558. Оп.11. Д.841. Л.30.

  6. Письмо Ярославского Сталину от 23.04.1940 // РГАСПИ. Ф.558. Оп.11. Д.842. Л.33-34.

  7. Письмо Ярославского Сталину от 09.07.1943 // РГАСПИ. Ф.558. Оп.11. Д.842. Л.73-74.

  8. Письмо Кирсановой Сталину // РГАСПИ. Ф.558. Оп.11. Д.842. Л.75-85.

  9. Электронный архив Полного собрания сочинений Сталина. Том 12 // http://www.1stalin.ru/12-14.htm

Отнять для благотворительности? Огромная опасность для Церкви в деле "Дома на набережной"

Журналист Владимир Соловьев обнародовал комментарий Святейшего Патриарха по делу о "Доме на набережной".
http://www.foma.ru/news/detail.php?news=7204
Я просто обязан сказать, что в том виде, в каком прозвучала позиция Святейшего Патриарха по судебному процессу о его собственности, она, эта позиция и само дело, может иметь катастрофические последствия для миссии Русской Православной Церкви. По крайней мере в зарубежье.

Если Святейший Патриарх в действительности подтверждает, что он дал разрешение на иск и отнятие собственности другого человека и если он утверждает, что полученные по суду деньги будут потрачены на благотворительность, то по крайней мере в зарубежье такая позиция патриарха будет воспринята с катастрофическим соблазном.

И в страшном сне невозможно предположить какие публикации могут начаться в западной прессе по этому поводу.

Можно ли отнимать собственность другого человека ради благотворительности?

Можно ли сообщать суду одни цифры собственного мнимого или действительного ущерба, требовать на основании их компенсации, получить эту громадную компенсацию, а потом всенародно заявлять, что эти цифры ложные и деньги пойдут на благотворительность?

Можно ли лгать суду, где во всем цивилизованном мире клянутся на Священном Писании?

Этот комментарий неизбежно вызовет огромное потрясение.

Необходимо как можно скорее исправить эту опаснейшую ошибку.