Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

(no subject)

Как раз в дни великих торжеств принесения мощей святителя Николая в Москву там случается самый сильный ураган за всю историю наблюдений. Не раньше и не позже. А именно тогда. Не очевидно ли, что это какой-то мистический знак? А именно, что что-то в нас не так.

О страже у гроба Господня.

В событии светлого Воскресения Христова есть одна деталь, касающаяся стражи у гроба. А именно чья была стража: римская или иудейская? Церковное предание больше склоняется к тому, что стража был из римлян, однако это не есть окончательное убеждение. Храм ветхозаветный имел свою собственную стражу, следившую за порядком и подчинявшуюся синедриону. Ведь римские язычники не должны были присутствовать близ мест молитв и жертвоприношений, чтобы не осквернять их. Порядок поддерживался своей иудейской стражей. Именно эти иудейские воины взяли Христа в саду Гефсиманском, будучи приведенными туда Иудой. Римские установления позволяли иметь в храме полную иудейскую независимость не только со своими воинами, но и со своей валютой, священными сиклями, оставшимися со времен до завоевания Иудеи Римом или чеканенными по их образцу. То есть Рим поработил только политику Иудеи, оставив в неприкосновенности и ее духовную жизнь и религиозное устроение. И, хотя назначение первосвященников производилось римскими прокураторами (об этом ясно свидетельствует Иосиф Флавий), однако и в этом насилия римского не было. 27-я глава Евангелия от Иоанна говорит о том, что первосвященники и фарисеи пришли к Пилату, чтобы попросить стражу у него. Однако Пилат при этом сказал: "имеете стражу, пойдите, охраняйте как знаете" (Матф. 27, 65). Эти слова больше свидетельствуют в пользу стражи иудейской. Также в пользу этого говорит и то, что гроб Спасителя был запечатан храмовыми печатями, а не римскими "они пошли и поставили у гроба стражу и приложили к камню печать" (Матф. 27, 66). Некоторые высказывают мнение, что греческое слово "ехете" в "имеете стражу" следует понимать, как повеление Пилата "имейте", а не как указание на данность "уже имеете". При этом интересно, что в толковании св. Иоанна Златоуста есть сразу и слова, говорящие в пользу одной версии, и в пользу другой. Так, Златоуст указывает на то, что Пилат не хотел иметь дел с первосвященниками и желал оставить им самим то богоубийственное дело, в которое они его так настойчиво его втянули. Но при этом из слов Златоуста видно, что он все-таки скорее всего считал стражу римской. Блаженный Феофилакт обходит стороной этот вопрос. Есть ряд соображений и в пользу одной версии, и в пользу другой. Но если говорить чисто о логических предположениях, то больше их в пользу того, что стража была иудейской. Можно предположить следующую последовательность событий. Иудеи пришли к Пилату просить его стражу возможно потому, что они не доверяли своим. Но он скорее всего отказал и поставлена была стража иудейская. После Воскресения солдаты прибежали именно к первосвященникам, а не к своим командирам. И получили много денег они для того, чтобы говорить народу, что тело Христа якобы украли ученики, а римские солдаты не могли говорить с народом, ибо не понимали языка. О чем же тогда они могли беспокоиться, что слух об их сне дойдет до правителя? Ведь если они иудеи, то тогда они не должны были быть казненными римским правителем за сон на посту. Но тогда здесь речь не о казни за сон на посту, а о позоре перед правителем и позоре перед римскими солдатами. От этих неприятностей и пытались избавить первосвященники солдат, если они были иудеями. Однако все-таки в церковном предании больше слов, говорящих о страже, как о римской.

Обращение Синода РПЦЗ по поводу проектов документов Всеправославного Собора

Вышло долгожданное обращение Синода РПЦЗ по поводу готовящегося Всеправославного Собора на Крите.

НЬЮ-ЙОРК: 13 апреля 2016 г.

Обращение Архиерейского Синода Русской Зарубежной Церкви к клиру и пастве

http://www.synod.com/synod/2016/20160413_synodposlaniye.html

(no subject)

Многие смущаются только что вышедшим расследованием агентства Росбизнесконсалтинг "На что живет Церковь?" о финансах Московского Патриархата. Следует признать, что расследование сделано профессионально и, увы, "на злобу дня" и в прямом, и в переносном смысле. Важно отметить, что в наше время каждый человек может получить данные о годовом балансе любого учреждения Московского Патриархата. Это является совешенно законным делом, а запросов бухгалтерских балансов различных компаний в России делается в день много тысяч. На этом основаны все проверки кредитоспособности учреждений и граждан для выдачи кредитов. Остановить поток таких вполне законных запросов просто невозможно. Иначе пострадает весь кредитный рынок. И этот механизм стал невольным инструментом гласности в церковных финансах. Некоторое время назад я сам легко получил данные официального баланса Финансово-хозяйственного управления РПЦ МП з 2014 и 2013 годы, баланса Санкт-Петербургской митрополии, а также основных митрополий РПЦ и основных коммерческих учреждений под контролем РПЦ МП. Эти основные коммерческие учреждения как, например, банк "Пересвет", были упомянуты в исследовании РБК. Каждый человек сегодня может легко увидеть сколько, например, средств было собрано в 2014 году в любой епархии с приходов и сколько было потрачено на зарплату епархиальных работников или на закупку основных средств. Подобные цифры для Санкт-Петербургской митрополии, для Финансово-Хозяйственного управления МП и некоторых других митрополий мне хорошо известны, однако я считаю неполезным это оглашать. По официальным балансам Финансово-хозяйственного управления Московского патриархата легко можно увидеть также объем внеоборотных активов, заложенных в ценные бумаги и динамику роста данных активов за разные годы. Однако я предпочитаю не оглашать данную информацию и не советую никому ее бездумно тиражировать, хотя я понимаю, что она уже стала фактически открытой для специалистов и может со дня на день стать открытой для всех вообще. Важно также отметить корректность изложения агентства РБК в отношении банка "Пересвет" и все возрастающих по объему вложений Финхозуправления МП в его биржевые облигации для докапитализации банка. А ведь именно этой программой своего рода "количественного смягчения" и объясняется все более масштабное взимание церковных налогов с епархий. В настоящее время это скорее вынужденная мера. Но говорить об этом -- это тоже смущать ближних своих. Исследование РБК -- это еще один повод утвердиться в правильности призыва не надеяться на князей и на сынов человеческих и думать больше о едином на потребе.

(no subject)

Весьма вероятно, что встреча Римского папы и Святейшего патриарха была организована при значительной инициативе российской власти. Ведь на недавно завершившемся архиерейском соборе в Москве не было ничего сообщено о предстоящей встрече. Не упоминалось даже о возможности такой встречи. Хотя на всех архиерейских соборах патриарх делает отчетный доклад, поскольку он подотчетен собору. Скорее всего решение о встрече было принято сразу после окончания собора. Однако в любом случае две крупнейшие церкви христианского мира должны были вместе выразить озабоченность своих верующих.

В совместном заявлении папы и патриарха три параграфа уделено Украине. И конечно же в них мы слышим именно те слова, за которые в России многим сторонникам мира среди православных христиан пришлось претерпеть непонимание ближних и притеснения.


  1. Надеемся, что наша встреча внесет вклад в примирение там, где существуют трения между греко-католиками и православными. Сегодня очевидно, что метод «униатизма» прежних веков, предполагающий приведение одной общины в единство с другой путем ее отрыва от своей Церкви, не является путем к восстановлению единства. В то же время, церковные общины, которые появились в результате исторических обстоятельств, имеют право существовать и предпринимать все необходимое для удовлетворения духовных нужд своих верных, стремясь к миру с соседями. Православные и греко-католики нуждаются в примирении и нахождении взаимоприемлемых форм сосуществования.


  1. Мы скорбим о противостоянии на Украине, унесшем уже множество жизней, причинившем бесчисленные страдания мирным жителям, ввергнувшем общество в глубокий экономический и гуманитарный кризис. Призываем все стороны конфликта к благоразумию, общественной солидарности и деятельному миротворчеству. Призываем наши Церкви на Украине трудиться для достижения общественного согласия, воздерживаться от участия в противоборстве и не поддерживать дальнейшее развитие конфликта.


  1. Выражаем надежду на то, что раскол среди православных верующих Украины будет преодолен на основе существующих канонических норм, что все православные христиане Украины будут жить в мире и согласии, а католические общины страны будут этому способствовать, чтобы наше христианское братство было еще более очевидно.

Об Архиерейском Соборе в Москве.

По завершении Архиерейского Собора в Москве можно с облегчением сказать, что Церковь однозначно высказала на нем свою миротворческую позицию. Может быть кто-то в России и на Украине ждал большего. Но в условиях, когда за призыв к миру у нас подвергали притеснениям, и эти слова имеют ценность. Много смут было перед Собором вокруг Церкви, много того, что приносило грусть. Есть в нашей жизни и некоторые неразрешенные пока проблемы и мы будем знать время, место и меру разговора о них. Но несмотря на все это, слова о необходимости примирения на Украине звучали на Соборе все время. Нигде в соборных деяниях или выступлениях мы не слышим упоминаний о какой-то нашей войне против Запада или наоборот о войне Запада против нас. Нигде не говорится о какой-то войне против фашизма. Напротив, мы слышим о необходимости прекращения войны братоубийственной. Именно таким словом война и оценена. Это слово очень многим не нравится, но надо иметь силу его произносить. Тем более с той кафедры, против которой открыто возражать не будут. Про место военных действий сказано Собором, что это Юго-Восток Украины. Именно так и сказано. Самое время нашим православным националистам и сторонникам войны увидеть в этих соборных словах признание территориальной целостности братской нам страны. Все-таки братской, несмотря на всю нашу здешнюю ненависть, несмотря на лязг нашего оружия, боевые отряды, танковые колонны и тысячи тонн боеприпасов через границу. За это мы уже начали отвечать перед Богом экономическими бедствиями и ответим еще намного больше.

Выступление митрополита Онуфрия примечательно. Очевидно, что он говорил, стремясь насколько можно нести слово мира и погасить взаимные страсти. Кое чего он не может сказать одной стороне, другое не может сказать стороне противной. Многие может быть ждали от него большего. Я же не вправе. Ведь и в сказанном достаточно того, чтобы сторонники мира среди православных христиан в России, почувствовали дуновение этого мира. Нигде в своей речи митрополит Онуфрий не осудил Евромайдан. Осудил только взаимную озлобленность противоборствующих сторон, столкновения и насилие. Поблагодарил тех монахов, кто пытался разделить бойцов революции с Беркутом. Важны слова митрополита, что 24 февраля 2014 года Синод УПЦ выступил с воззванием «не поддаваться на провокации и ни в коем случае не поддерживать лозунгов, направленных против территориальной целостности Украины». А ведь именно этому был посвящен весь напор телевизионной пропаганды у нас в России. Митрополит добавляет: "Священный Синод заявил, что мы должны сохранить единое Украинское государство и не допустить его разделения." Это выступление Синода УПЦ прозвучало за три дня до ввода российских войск в Крым.

О Крыме митрополит не говорит ни слова и даже нигде не упоминает его. Не упоминается Крым и в соборных деяниях, но именно на него намекает митрополит дальше. "Уже буквально через несколько дней стало ясно, что нам предстоит пережить еще немало суровых испытаний. Осознавая всю серьезность сложившейся ситуации, 1 марта 2014 г. мы обратились к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу с просьбой «сделать все возможное, чтобы не допустить кровопролития на территории Украины» и «возвысить свой голос о сохранении целостности территории Украинского государства»." Все правильно. Как жаль, что никто не послушал тогда голос собора украинских иерархов... Почти вся Россия тогда был в опьянении. А тех, кто призывал одуматься, тех гнали.

Митрополит Онуфрий высказывает ту же мысль и дальше: "В этой сложной ситуации Украинская Православная Церковь заняла последовательную миротворческую позицию. Мы постоянно призывали и призываем враждующие стороны искать пути к примирению. В своем обращении к пастве от 19 июня 2014 г. Священный Синод Украинской Православной Церкви подчеркнул, что наши прихожане «живут на Востоке и на Западе, на Севере и на Юге Украины. Мы не делим нашу паству ни по политическим, ни по национальным, ни по социальным признакам. Все мы едины во Христе». Синод призвал народ Украины не разрывать нашу Родину, примириться друг с другом и сохранить для потомков единую Украину." И еще раз далее: "За минувшие два года мы неоднократно направляли президенту Украины, премьер-министру и главе Верховной Рады официальные обращения, в которых засвидетельствовали свою поддержку независимости и территориальной целостности Украины. В ситуации продолжающегося военного противостояния на востоке Украины мы особо подчеркиваем, что всегда стоим на стороне мира и поддерживаем все мирные инициативы украинских властей."

Интересно, что митрополит не опасается упомянуть с трибуны и то, что Украинская Православная Церковь оказывала гуманитарную помощь военнослужащим Вооруженных сил Украины.


О церковном соборе в Москве можно было бы говорить еще, однако мне это запрещено. Я должен хранить молчание под угрозой запрещения в священнослужении. И все вышесказанные слова мои, тоже запретные. Возвратимся к труду и молчанию. Мир всегда достигается трудом, жертвой и смирением.



Доклад Митрополита Киевского и всея Украины Онуфрия на Архиерейском Соборе в Москве
http://sobor.patriarchia.ru/db/text/4366242.html

Пока идут скандалы я мирно и молчаливо нахожусь на исправлении

Мне задают вопросы не изменилось ли мое положение. Нет. Не изменилось. Как я был отправлен в монастырь на исправление 20 мая 2014 года за выступления против войны с Украиной, так все и продолжается. Как лишен был полтора года назад церковной зарплаты, так и лишен. Как запрещено мне общаться с журналистами, так это и продолжается. При этом я все более рад своему наказанию. Считаю его все более полезным, своевременным, но даже еще недостаточным. Все сильнее хочется еще более продолжительного наказания. Или еще более сильного наказания. В будущем я буду жалеть, что за призыв к миру с Украиной я не претерпел еще больше. Уже сейчас время все больше похоже на такое, когда хочется без сомнения скорее быть в поношении, но никак не в славе. И ни малейшего желания как-то отвечать тем, кто думает, что приносит мне боль, но этим приносит пользу. И никакого желания беседовать с журналистами после протоиерея Всеволода Чаплина и дьякона Андрея Кураева. Наоборот хочется погрузиться в долгое, продолжительное молчание. И в активную мирскую работу, никак не мешающую спасению души, в воспитание детей. Ведь работать нам всем придется больше, тяжелее, продолжительнее. Всем придется. С каждым месяцем все больше. А получать за это все меньше. Это уже неизбежно. И так и должно быть, если мы не хотим оказаться совершенно безработными, брошенными и бедствующими. Пришло время всем нам работать много руками и головой, но со спокойным и мирным сердцем. И это касается всех. Пришло время, когда прежние предостережения сбываются все больше и все трагичнее. Говорить теперь уже совершенно излишне. Все уже было сказано. Сказано многократно. Нельзя было пропагандировать вражду против Украины, ее народа, ее языка, ее культуры. Нельзя было нарушать заповеди Божии, писоединяя к себе чужое. Нельзя было соглашаться с танковыми колоннами в украинских степях. Нельзя было одобрять демоническую милитаристскую пропаганду с экранов телевизоров. Теперь пришло наказание. Жаль, что вы тогда не поддержали немногих православных христиан, выступивших против этой братоубийственной войны. Жаль. Теперь мы все вместе и поровну разделим плоды этой войны. Горечь этих плодов уже чувствуется всеми. И горечи будет все больше. И мы будем вместе с вами вкушать эти горькие плоды по-братски. Без различия. Главное теперь -- не дать ненависти бросить нас в объятия гражданской войны или церковной войны. Или и той, и другой вместе. Постоянные скандалы церковные и политические -- это теперь наша судьба. Они будут еще усиливаться. Но надо в них хранить мир и покой. Надо не переставать любить ближнего своего. И не участвовать в этих скандалах. Не сеять вражду и ненависть. А в ближайшие дни блюсти пост, готовиться к Рождеству Христову. Когда-то я надеялся, что могу убедить православных христиан человеческими доводами в опасности войны на Украине, в опасности сталинизма, нашего империализма, нашей ненависти. Ведь священник для убеждения человека в опасности греха может и должен использовать не только духовные рассуждения, но и научные, и житейские. Хоть метематика, хоть экономика и история может использоваться для убеждения ближнего оставить грех. Но часто случается, что все наши человеческие доводы дают мало плодов, зато Господь все исправляет постепенно удивительными способами. Именно сейчас такой случай. Все, происходящее с нами сейчас -- это наше исправление. Наше общее. А у меня продолжается и мое собственное монастырское исправление. Беспрекословно с 20 мая 2014 года каждые субботу и воскресенье без всяких перерывов или болезней я провожу в монастыре на службах, а по будням также без всяких перерывов работаю на мирской работе, чтобы содержать свою семью из 5-ти детей. Готов еще очень долго так жить. Раньше было время, когда надо было возвышать свой голос против войны с Украиной. Надо было говорить несмотря ни на какие препятствия. Даже, и это по церковным правилам исключительный случай, порой вопреки прямым запретам руководства, когда речь идет о войне, крови, убийствах. И когда эти запреты вынужденые. Сейчас уже не тот случай. Сейчас время благоговейного молчания. Время исправления.

Мы близки к признанию Екатеринбургских останков святыми мощами

Повторная экспертиза Следственного комитета подтвердила генетическое сходство Екатеринбургских останков с Романовыми. Это еще один шаг к признанию их святыми мощами. Пока позиция священноначалия и Российского Императорского дома остается выжидающей, однако если подтвердится генетическое сходство с останками Императора Александра III, то велика вероятность того, что Екатеринбургские останки будут признаны святыми мощами Священным Синодом. По этому поводу в прошлом уже были неофициальные консультации между священноначалием РПЦ МП, священноначалием РПЦЗ и Российским Императорским домом. При этом у священноначалия обеих частей Русской Церкви уже сложилось примерно одинаковое отношение к этому вопросу. В прошлом высказывались предположения о возможном использовании для генетических исследований частиц мощей, хранящихся в Брюсселе. Сличение этих частиц, оставшихся от следствия 1918 года, с Екатеринбургскими останками, могли бы дать ответ о подлинности. И священноначалие РПЦЗ не было против такого сличения. Однако в переписке со мной Соловьев указал на то, что частицы брюссельских мощей по описаниям слишком малы, перемешаны и непредсказуемы, что делает их трудными для экспертизы. По этой причине было принято решение о сличении с останками Императора Александра III.

В 1998 году я был среди тех, кто высказывался против признания подлинности. Теперь под напором многочисленных убедительных результатов экспертиз мое мнение меняется. Будем ожидать генетической экспертизы останков Императора - Миротворца.

Мы все потеряем что-то на этой безумной войне

Cтанем ли мы участниками религиозной войны в Сирии?




http://www.beloedelo.ru/actual/actual/?395

Трудно найти что-то более опасное в сегодняшней жизни, чем религиозная война. Войны по политическим мотивам страшны, гражданские войны еще страшнее, но религиозные превосходят и те, и другие. И именно сейчас есть угроза того, что такая религиозная война может разгореться на Ближнем Востоке в полную силу. Сирия, Ирак, Йемен и Афганистан могут легко стать заревом нового страшного пожара, причем Сирия прежде всего. И главная опасность здесь — это война между суннитами и шиитами. В случаях подобной опасности обычно прилагают все усилия для того, чтобы охладить, ограничить и умиротворить всех участников. Не дать конфликту распространиться. Возможности, ресурсы и влияние для этого есть и у нашей страны, и тем более у десятков других стран мира. Вся целиком Лига арабских государств имеет практически единогласную точку зрения по этому вопросу. Близкую к ней точку зрения имеет «Исламская конференция», а также весь Запад. Некоторое время назад Сирия была исключена из Лиги арабских государств, а затем и из организации «Исламская конференция». Однако наша официальная российская точка коренным образом отличается от точки зрения этих многочисленных групп или союзов государств. А стоило бы прислушаться… 30 сентября мы вступили в войну в Сирии вопреки рекомендациям и Лиги арабских государств с их мирным планом, и Исламской Конференции, и Запада. Конфронтация с ними теперь становится неизбежной.

В Сирии уже действуют наши российские войска и наносят удары наши самолеты. Россия уже стала участницей гражданской войны, однако она может легко стать участницей и войны религиозной. Чтобы понимать опасность этого, чтобы избежать этого, надо в подробностях знать особенности взаимоотношений главных течений ислама, этнографию региона, историю взаимоотношений различных этно-религиозных групп. Зная это, легко понять, как ошибался Советский Союз, выстраивая свои отношения на Ближнем Востоке без учета важного религиозного фактора, но с одной лишь позиции классовой теории и политических союзов времен холодной войны. Нам сейчас надо не только избежать повторения губительных ошибок Советского Союза, не только остановить огромную инерцию прежних безбожных марксистско-ленинских десятилетий, но и выстроить разумно и мудро новый подход к ближневосточным отношениям. Этот новый подход должен быть предельно простым и понятным всем. Это межконфессиональный мир в регионе и создание наилучших условий для восстановления и развития стран, народов и религиозных общин. И в первую очередь это служение делу примирения религиозных общин и народов. В том числе и шиитов с суннитами. И лишь в исключительных случаях и с согласия большинства стран, народов и конфессиональных групп — это может быть замирение общепризнанных и самых опасных нарушителей мира. Но сейчас согласия на наши военные действия от других государств нет. Ведь военный союз с сирийским руководством, Ираном, правительством Ирака и организацией «Хезболла» — это укрепление военного блока шиитских сил на войну против суннитов. Опасность религиозной войны становится огромной, как никогда.

Середина 20-го века была отмечена сильным стремлением мусульман мира к примирению. Суннитское большинство в мире (примерно 85-90% всех мусульман) и шиитское меньшинство (10-15%) приобрели прекрасную возможность прекратить многолетнюю взаимную вражду и достичь долгожданного мира. В 1950-е годы многие ведущие суннитские университеты и религиозные школы стали издавать фетвы, признающие шиитский ислам в качестве пятой школы (мазхаба) вероучения Магомета. Сейчас в суннитском мире общепринятыми считаются четыре мазхаба или традиции ислама: ханафитский (Средняя Азия, Татарстан, Северный Кавказ, Босния с Албанией, Афганистан, Пакистан, Индия, Бангладеш, Сирия с Ираком и Иорданией, Турция и Египет), ханбалийский (Саудовская Аравия и Объединенные Арабский Эмираты), маликийский (вся северная Африка кроме Египта) и шафиитский (Южный Йемен, Восточная Африка и Индонезия с Малайзией). Сторонники мира в исламе предложили простую и ясную идею: признать шиитскую ветвь ислама, как еще один мазхаб, положив конец многовековой вражде. Признать различия терпимыми. Этот подход приобрел огромное количество сторонников. Ведущие суннитские религиозные деятели и университеты стали проводить эту здоровую и всем понятную примирительную работу. Суннитам стали разрешать посещать шиитские мечети и заключать совместные браки. Однако радикальные исламисты не признали такое примирение и напротив стали еще сильнее обвинять шиитов, как якобы отступников от ислама. Сейчас сторонниками такого непримиримого подхода к шиитам являются ИГИЛ, а также афганский Талибан, Аль-Каида и некоторые другие радикальные суннитские школы, организации и партии. Однако огромное большинство суннитов поддерживает идеи примирения. Со своей стороны шииты также сделали много шагов для прекращения вражды. Они перестали считать суннитов врагами и исказителями ислама. Сам вождь шиитского ислама аятолла Хомейни был определенно настроен на примирение. Он разрешил шиитам посещать суннитские мечети и призвал свою паству прекратить критику и обвинения в адрес первых трех исторических халифов исламского мира (последовавших за Магометом Абу Бакыра, Омара и Османа). Дело в том, что шииты убеждены, что власть Магомета должна была передаваться по наследству через его единственную дочь Фатиму и ее мужа и названного сына Магомета — имама Али, а затем через сыновей последнего Хасана и Хусейна. Сунниты же, в свою очередь, признают полностью законным избрание первых халифов Абу Бакыра, Омара и Османа, за которыми уже последовал халиф Али путем избрания и признания, но не путем наследственного права. После убийства Али халифат перешел уже навсегда в руки суннитов в лице Муавии. И, хотя споры и вражда между суннитами и шиитами начались вскоре после кончины Магомета, сторонники мира тоже имели и имеют множество оснований для убежденности в своей правоте. Шииты были изначально убеждены в праве власти Али, но они не восставали против первых трех халифов. Сам Али защищал своего предшественника халифа Османа против восставших на него радикалов. Разве это не является основанием для мира двух ветвей ислама? С другой стороны и будущие сунниты сразу знали о претензиях Али на возглавление всех мусульман. Но они не сочли это достаточным для объявления его бунтовщиком и смертельной вражды. Разве это тоже не есть основание для прекращения вражды сейчас? После смерти Али его сын Хасан, по убеждению шиитов единственный законный халиф или имам, все-таки подчинился новому избранному халифу Муавии, бывшему секретарю Магомета. Но после гибели Хасана, а затем Хусейна, сыновей Али, разделение между шиитами и суннитами оформилось окончательно.

Трактовка истории первых лет ислама может легко дать пищу как для мира, так и для смертельной вражды двух главных ветвей религии Магомета. Картина сродни пороховой бочке, готовой взорваться при каждом неосторожном действии. Например, второй халиф Омар был убит в 644 году в мечети рабом из пленных персидских солдат Пирузом Нахаванди. Для суннитов первые халифы являются бесспорными авторитетами. Почитание первых халифов у суннитов не поддается сомнениям. Но при этом в Иране в честь убийцы Омара стоит усыпальница близ города Кашан. Конечно же, она воздвигнута не сейчас, а в 11-м веке и старательно обновлена и украшена в 14-м веке. Конечно же, она не является святыней шиитов. Это просто частное здание. Но на неоднократные просьбы суннитов о разрушении этого памятника, шииты всегда отвечали молчанием. Ведь для многих персов приход арабов в их страну — это не только распространение ислама, но и массовые убийства, разрушение культуры и даже запрет на общение на персидском языке под угрозой казни. Поэтому для многих персов Пируз Нахаванди — это национальный герой. Для суннитов это тягчайшее оскорбление.

Опасность религиозной войны между суннитами и шиитами опирается на многочисленные исторические прецеденты. Во время правления династии Савафидов (1501-1736) в Иране суннитские святыни и мечети подвергались безжалостному разрушению, а население обращалось из суннитского в шиитское исповедание под угрозой смертной казни. История знает многочисленные случаи такого насаждения одной трактовки ислама, когда происходили истребления тысяч людей: как суннитами шиитов, так и наоборот. Во многих странах от Турции до Пакистана шиитское меньшинство часто испытывало преследования и погромы. Эти столкновения в Пакистане происходят регулярно и сейчас. В Иране наоборот суннитское меньшинство подвергается притеснениям даже сейчас. А радикальные исламисты открыто считают шиитов врагами ислама и ведут с ними борьбу и войну. Последние десятилетия власть имущие как суннитов, так и шиитов старались гасить эти столкновения и всякую напряженность. И почти всегда вражду удавалось не доводить до открытой войны. Но количество горючего материала поистине огромно. Поэтому искра в таком пороховом погребе может стать смертельной.

Проблема в Сирии усугубляется тем, что вся власть в этой стране последние десятилетия сосредоточена в руках клана алавитов, самого далекого от суннитов шиитского течения. То есть если и есть богословский повод у суннитов к войне с шиитами, то в отношении сирийских алавитов он самый большой и самый убедительный. Соответственно и опасность самая большая. Если посмотреть на шиитское течение в исламе, то можно заметить, что оно весьма разнородно. Самым большим направлением шиитов являются так называемые последователи двенадцати имамов. Они составляют подавляющее большинство населения Ирана, почти все шиитское население Ирака (65% населения), Ливана (27% населения), а также меньшинство в Афганистане (10-15%) и Пакистане (около 20%). Однако в Сирии последователей двенадцати имамов почти нет. Шиитское направление в исламе также представлено зейдитами из Йемена (они составляют примерно треть населения своей страны, но из них в северном Йемене около половины), исмаилитами (последователи Ага-Хана, проживающие во многих странах, но традиционно и в большинстве лишь в южном Таджикистане, на севере Афганистана и отдельных районах Кашмира), а также алевитами из Турции (около 20% населения страны). По вероучению упомянутые последними турецкие алевиты очень сильно отличаются от сирийских алавитов. Если противоречия между классическими шиитами и суннитами еще терпимы, то разногласия суннитов с сирийскими алавитами просто грандиозны именно с богословской точки зрения. В 2005 году по приглашению иорданского короля Абдаллы в столице его страны Аммане прошла всемирная исламская конференция. Целью конференции около 200 ведущих мусульманских богословов из 50-ти стран стало определение границ исламского мира и примирение мусульман. На конференции сунниты и шииты без сомнений признали друг друга мусульманами. Со стороны шиитов мусульманами были признаны иранские шииты и все единоверные с ними, йеменские зейдиты, турецкие алевиты, ибадиты Омана и исмаилиты — последователи Ага-Хана и близкие к ним. Но сирийские алавиты не были признаны мусульманами этой ведущей исламской конференцией. Таким образом сейчас мы рискуем ввязаться в войну сирийских алавитов против суннитов на стороне алавитов, хотя последние официально не признаются мусульманами, но лишь сектой. С противной же стороны волей-неволей может оказаться весь суннитский мир.

Вероучение сирийских алавитов делает их не просто далекими от традиционного ислама, но даже в некотором смысле конфликтно-враждебными. Сами они почти всегда прекрасные люди, но таково стечение обстоятельств. Всем известно традиционное мусульманское сравнительно терпимое отношение к почитателям Единого Бога и нетерпимое к многобожникам. По этой причине мусульмане считают «людьми Писания» христиан и иудеев, а также терпимо относятся к сикхам и зороастрийцам. Но мусульманское отношение к язычникам-многобожникам в исламе совершенно иное. Всех многобожников по вероучению Корана следует силой оружия принуждать к принятию ислама. Мир с ними не предусмотрен, только война. Это очень характерная особенность мусульманской религии, которую всегда надо учитывать. И при этом, основные положения алавитского вероучения дают слишком много оснований для того, чтобы ортодоксальные мусульмане считали алавитов последователями многобожия. Их восприятие Бога в форме трех земных воплощений: халифа Али, Магомета и Салмана Перса дает оправдание считать их неверными и требовать войны против них. Для многих мусульман такая трактовка звучит очень убедительно. Причем в спокойное мирное время эти особенности их вероучения могут покрываться снисхождением и не вырываться наружу. Но в условиях войны это может стать запалом бомбы. Даже не просто может стать, но уже становится. Вот почему Сирия после начала гражданской войны так легко была исключена из Лиги арабских государств и организации «Исламская конференция». С богословской исламской точки зрения положение алавитов оказывается даже хуже, чем положение друзов. Друзы составляют около 3% населения Сирии и 5,6% населения Ливана. Они еще дальше от ислама в смысле этнографическом, у них еще меньше обрядового сходства с мусульманами, однако они верят в Единого Бога и потому пользуются терпением мусульман. Алавитам же сложно на это претендовать со своим богословским многобожием. Из сект мусульманского происхождения положение алавитов даже хуже, чем положение али-иллахов и ахмадитов. Али-иллахи считают имама Али воплощением Бога. Их насчитывается около 3 млн. Это явная секта с точки зрения ислама, они по этой причине не считаются мусульманами, однако это тоже все-таки не политеизм. То есть они считаются заблудшими, но над ними не висит позволения Корана на войну. К тому же али-иллахи в основном проживают в Иране, поэтому с ними никто не будет воевать, их постепенно обращают в свою веру шииты. Ахмадитов в мире насчитывается от 10 до 20 млн., они зародились в Индии под защитой индийского мультикультурализма и проживают отдельными общинами во множестве стран мира. Ахмадиты нигде не составляют большинства, не руководят политикой стран, они очень мирные. Они верят, что их основатель Мирза Гулям Ахмад был последним пророком и считается выше Магомета. По этой причине их также не считают мусульманами, хотя с обрядовой стороны они почти неотличимы от обычных мусульман. Но это тоже не политеизм, а следование другим учителям религии. За это по исламскому вероучению смертью не наказывают. Ведь здесь речь идет не об отступничестве человека от ислама, но лишь о принадлежности к исторически сложившейся общине монотеистов-ахмадитов. А за политеизм традиционный ислам очень даже наказывает, причем до смертной казни включительно.

В нынешней сирийской гражданской войне на стороне алавитов и сирийского правительства выступает Иран и ливанская шиитская «Хезболла». Однако вероучительная разница шиитов Ирана и Ливана с одной стороны и сирийских алавитов с другой — огромна. А поддержка Ирана идет по причинам политическим, а также в целях привести в будущем алавитов к вероучительному единству. Проще говоря — обратить в свою веру. Исторически алавиты произошли от шиитов и потому их гораздо легче привести к единству с шиитами, чем с традиционными суннитами. Именно для этого аятолла Хомейни объявлял алавитов мусульманами, хотя подвергся за это острой критике суннитов. Но для поддержки сирийского руководства Ираном более важной причиной является даже не надежда на обращение алавитов в шиитское вероучение, но события недавней истории. Когда Саддам Хусейн напал на Иран в сентябре 1980 года и началась долгая и кровопролитная ирано-иракская война, то прежний президент Сирии Хафез Асад, противник Саддама Хусейна, помог Ирану. Сирия перекрыла нефтепровод, соединявший месторождения на севере Ирака с побережьем Средиземного моря. Экспорт иракской нефти сразу существенно упал, и способность Саддама Хусейна финансировать свою войну тоже сильно упала. А с учетом того, что устье Тигра и Евфрата — Шатт-эль-Араб, оказалось ареной войны, с юга отгрузки иракской нефти также сильно сократились. Оставшийся путь экспорта через Турцию был недостаточен. Ирак был вынужден тогда занимать огромные деньги в странах Персидского Залива, залезая в долги все дальше и дальше. Сирия тогда сама понесла убытки, перекрыв нефтепровод, но Иран помнит эту союзническую помощь. Не воздать добром за добро Сирии теперь он просто не может. Когда во время ирано-иракской войны Сирия подвергла Ирак блокаде, то его спасли страны Персидского Залива и, конечно же, СССР, поставивший Саддаму Хусейну вместе со странами Варшавского блока в итоге более 5 тыс. танков, сотни самолетов и тысячи орудий. В сумме танков Ираку было поставлено больше, чем было у Гитлера против СССР в 1941 году, а по общей массе примерно в 4 раза больше. И все это почти бесплатно, ведь огромный советский долг Ираку был недавно прощен. Впрочем, Советский Союз получил огромную выгоду от долгой и кровопролитной войны. Цены на нефть с конца 1980 по 1985 год были огромны, а основную долю потерянной для мировой торговли иранской и иракской нефти занял СССР. Но сотни тысяч погибших в ирано-иракской войне легли тяжелейшим грузом на российско-иранские отношения. И если кто-то думает, что сейчас мы сможем через сирийскую войну подружиться с Ираном и приобрести надежного союзника, тот сильно ошибается. В Иране еще долго будут помнить, какие массы оружия поставлял СССР в Ирак, помнят из чьих танков, орудий и самолетов убиты сотни тысяч их отцов, братьев и мужей. На них первым напал Саддам Хусейн, они оборонялись и воевали восемь лет почти безоружными против всего громадного советского оружейного арсенала. Ирану никто не продавал вооружения. А Ираку поставляли очень многие страны, а некоторые отдавали без оплаты. А еще в Иране помнят 3,5 млн. беженцев из соседнего Афганистана, после ввода туда советских войск, их страдания, их раненых и умирающих, их рассказы об ужасах войны. Такие впечатления быстро не проходят. За вину советского политического руководства русскому народу придется еще долго расплачиваться. Искренняя дружба с иранским народом вряд ли получится.

Поддержка сирийского президента и алавитов со стороны «Хезболлы» тоже носит в значительной степени политический характер. Во время гражданской войны в Ливане в 1980-е годы и во время многолетнего противостояния «Хезболлы» с Израилем «воины Аллаха» получали постоянную поддержку от Сирии и Ирана. Можно сказать, что если бы не руководство Сирии и Ирана, то никакой «Хезболлы» просто не существовало бы. Поэтому теперь шиитские боевики из Ливана просто обязаны поддерживать сирийского президента. И по большей части не по религиозным причинам. И когда раньше Сирия снабжала «Хезболлу» оружием, то она делала это не столько по религиозным причинам, но потому, что в Ливане юг страны, граничащий с Израилем, населен шиитами. Оттуда «Хезболла» вела обстрелы Израиля. А сирийская армия была как будто ни причем.

Последние дни было заявлено, что Россия, Иран, Сирия и Ирак создают союз по борьбе против исламистов. Это означает, что руководство Ирака также волей-неволей оказывается на пороге большой религиозной войны шиитов против суннитов. Дело в том, что правительство Ирака сейчас контролируется шиитами, ведь примерно 65% мусульман страны относится именно к этому течению ислама. Ранее при Саддаме Хусейне они были в притеснении. Сунниты же составляют оставшиеся 35%. Однако суннитами являются и курды, проживающие на севере страны. Арабы в Ираке составляют 75-80% населения, курды — около 15%. Таким образом, арабов-суннитов значительно меньше в стране, чем арабов-шиитов. Шииты проживают на юге страны и в центре, арабы-сунниты в центре и на западе, а курды на севере. Сейчас получается, что около половины арабского суннитского населения Ирака проживают на землях, отошедших под контроль ИГИЛ. Получается, что линия фронта пролегает близко к линии разграничения этих двух главных конфессий ислама. А весь военный союз Ирана, Ирака, сирийского руководства и «Хезболла» — это в полном составе шиитский военный блок против суннитов. И Россия сейчас как бы становится во главе этого союза...

Данный военный блок пока гораздо больше политический, чем религиозный. Однако из его преимущественно-политического характера вовсе не следует, что опасность религиозной войны мала. Она как раз велика. Против алавитов может легко подняться весь суннитский мир. Теперь эта вражда еще подпитывается религиозными мотивами. И даже, если руководители остальных исламских государств будут сдерживать крайние случаи разжигания войны, опасность все равно огромна. Ведь религиозная война страшна не только тем, что ее могут вести государства и правительства. Она опасна тем, что ее могут вести народы даже без помощи правительств. Или даже не обязательно народы в целом, но хотя бы радикальные религиозные круги из разных стран. Открытый военный союз шиитских стран во главе с Россией может легко вызвать мобилизацию добровольцев противостоящей ветви ислама. И война будет нелегкой, а правительства стран могут оказаться неспособными удержать своих добровольцев от войны. Можно сказать, что сейчас складываются самые опасные условия для большой межрелигиозной войны за многие десятилетия.

Если посмотреть на примеры войн исламских государств последних десятилетий, то почти все они не доходили, слава Богу, до религиозных войн. Вид религиозных войн принимали лишь арабо-израильские и советская афганская. Чем чревато повторение Афганистана мы все понимаем. И это при том, что в те годы регион был в некоторой мере отвлечен от Афганистана близкой ирано-иракской войной. Без нее Советскому Союзу пришлось бы намного хуже, а поток добровольцев был бы больше. Сейчас никакая другая война не отвлечет массы шахидов от новой битвы. Сунниты с шиитами в последние десятилетия еще не доводили своих столкновений до большой войны за веру. Некоторые войны 20-го века имели потенциальную опасность стать религиозными, однако не стали. Самой кровопролитной из таких войн была ирано-иракская. Иракская армия состояла в огромном большинстве своем из суннитского меньшинства. Население Ирана тогда насчитывало примерно 45 млн., Ирака — 14 млн., однако из последних большинство — шииты, а кроме того существенная часть населения — курды. Поэтому в действительности против многонаселенного Ирана воевало почти исключительно суннитское меньшинство Ирака. Именно поэтому процент опытных солдат и офицеров среди иракских суннитов так велик. Хотя Ирак имел в разы меньший людской потенциал, но иракская армия имела многократное техническое превосходство по танкам, самолетам, орудиям, а также массово применяла химическое оружие. За время войны, а особенно с 1984 года, против иранской армии и курдских повстанцев Саддам Хусейн применил более 55 тыс. химических снарядов, более 20 тыс. химических авиабомб и несколько тысяч ракет с химическими боеголовками. Поэтому когда наши советско-патриотические СМИ называют Саддама союзником, то это просто невежество. Когда мы читаем в газетах, что мировое сообщество якобы незаконно обвинило Саддама Хусейна в производстве и хранении химического оружия, то надо просто вспомнить эти десятки тысяч бомб и снарядов и десятки тысяч умерших от газов иранских солдат и курдских жителей. Ожесточенность и кровопролитность ирано-иракской войны могла дать повод воспринять ее на каком-то этапе, как войну суннитов против шиитов, однако этого не произошло. Иран все годы войны настойчиво уходил от восприятия войны, как религиозного конфликта шиитов с суннитами. Также со стороны Ирана решительно опровергалось, что это война арабов против иранцев. Вместо этого аятолла Хомейни описывал ее как войну неверующего руководства Ирака против исламского государства, состоящего из шиитов и небольшого количества суннитов. Кроме того, мало кто в суннитском мире воспринимал Саддама Хусейна, как воина истинного суннитского ислама. Хусейн был социалистом и в начале войны малорелигиозным. Лишь в ходе войны он стал демонстрировать свое исполнение намаза и посещать мечети. И когда после поражения Саддама Хусейна в Кувейте шииты на юге Ирака подняли восстание, то и тогда эта война не считалась религиозной. Многие исламские страны сочувствовали восставшим шиитам. Тем более не могла считаться религиозной война в Заливе, ведь на стороне коалиции стояло много мусульманских государств.

Гражданская война в Ливане могла принять характер религиозной, ведь первые столкновения происходили между палестинскими бойцами и по-преимуществу вооруженными отрядами христиан-маронитов. Однако в Ливане разобщенность и раскол общества достигли такой степени, что это была война всех против всех. Отдельно действовали марониты, сунниты, шииты, друзы, армянские отряды и курдские. Это была гораздо больше общинная война, чем религиозная. В ней также приняли участие Израиль, США и Сирия, причем каждая страна со своей стороны.

Опасность религиозной войны была и остается также и в Йемене. Захватившие значительную часть северного Йемена хуситы являются по вероучению шиитами-зейдитами. Зейдиты считаются самым близким к суннитам толком шиитского направления в исламе. В отличие от иранских шиитов, последователей двенадцати имамов, зейдиты никогда не считали отступниками трех первых халифов суннитского мира: Абу Бакыра, Омара и Османа. Основатель этого течения ислама Зейд-ибн-Али, внук Хусейна и правнук имама Али говорил, что он никогда не говорил ни одного резкого обличительного слова против первых трех халифов. С обрядовой стороны у зейдитов также много сходства с суннитами. Однако даже они считаются неверными у радикальных исламистов. Даже против них многие сунниты-фундаменталисты готовы идти войной. Тем более против алавитов. Саудовская Аравия уже участвует в войне против хуситов. Они в свою очередь поддерживают сирийское правительство. Таким образом, и в Йемене уже создан фронт новой войны.

Если бы лица, принимавшие решения об участии России в новой войне в Сирии, знали все эти особенности этнических и религиозных взаимоотношений в регионе, они вряд ли пошли бы этим путем. Вместо шагов к миру мы получим усиление войны. Христиане и Россия от этого точно не приобретут ничего важного и ценного.

Сталин правит сообщение о своей встрече с патриархом Алексием

Интересная деталь о встрече Сталина с патриархом Алексием Первым. После встречи текст информационного сообщения был дан советскому вождю на проверку и подпись. На приведенном ниже архивном документе красным карандашом видны правки Сталина. Как мы видим, эти правки совершенно несущественны. Сталин мог бы дополнить чем угодно это скупое сообщение. Однако он не счел нужным ничего дополнить. Возможно, что наши нынешние милитаристы-сталинисты сами верят в ложь, что Сталин якобы превратился в тайноверующего вождя. А возможно, что не верят, но других уверяют. Но здесь в документе Сталин ничего не выразил, хотя мог. Опять незадача у сталинистов...

Архивная ссылка на документ: РГАСПИ. Ф.558. Оп.11. Д.204. Л.79
док.19: Проект сообщения для печати "Беседа тов. И.В. Сталина с патриархом Московским и всея Руси Алексием", выправленный Сталиным И.В.